8(800)350-83-64

Оскорбление представителя власти

Оскорбление представителя власти

Оскорбление представителя власти

Данное преступление направлено на воспрепятствование нормальной деятельности представителя власти путем унижения его чести и достоинства.

Объект рассматриваемого преступления — нормальная деятельность представителей власти, а также честь и достоинство этих лиц (дополнительный объект).

Потерпевшими от этого преступления могут быть только представители власти.

С объективной стороны указанные в ст. 319 УК преступные действия выражаются в публичном оскорблении представителя власти, выполняющего свои должностные обязанности или в связи с их исполнением.

Понятие оскорбления было рассмотрено в гл. 3 настоящего учебника. Названные в ней признаки оскорбления присущи и данному преступлению. Оскорбление представителя власти заключается в унизительном обхождении с ним, которое подрывает его авторитет. Из смысла ст.

130 УК также следует, что оскорбление должно содержать отрицательное мнение о потерпевшем, которое выражается в неприличной форме.

Сообщение даже правдивых позорящих фактов из жизни представителя власти, но в неприличной форме будет достаточным основанием для признания в действиях лица признаков преступления, предусмотренного ст. 319 УК.

Основным признаком оскорбления является сама форма обращения, которая в этих случаях унижает честь и достоинство данного лица. Оскорбление может выражаться в разных формах. Не имеет значения, письменно или устно (словесно) были унижены честь и достоинство представителя власти и было ли нанесено оскорбление действиями.

Обязательный признак данного преступления -публичность оскорбления представителя власти.

Оскорбление, нанесенное в присутствии очевидцев и тем более в общественном месте, имеет публичный характер. Следует признать оскорбление публичным, если граждане наблюдают действия, унижающие честь и достоинство указанных лиц, а равно последствия этих действий (например, изображение потерпевшего в оскорбительном виде, сделанное тайно; оскорбление, нанесенное в печати).

Диспозиция ст. 319 УК указывает на оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Следовательно, оскорбление, нанесенное представителю власти как во время исполнения своих должностных обязанностей, так и в связи с исполнением им ранее этих обязанностей по истечении какого-либо времени, должно квалифицироваться по ст. 319 УК.

Например, гражданин И., ранее доставленный работником милиции в отделение милиции за нарушение правил общежития, встретившись через некоторое  время с представителем власти, оскорбил его. Действия И., независимо от того, что представитель власти в момент оскорбления не находился при исполнении им своих обязанностей, должны квалифицироваться по ст. 319 УК. Публичное оскорбление из личных неприязненных отношений, совершенное во время, когда представитель власти не исполнял должностных обязанностей, должно квалифицироваться по ст. 130 УК.

Оскорбление судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, следует квалифицировать по ст. 297 (неуважение к суду).

Данное преступление является формальным, оно считается оконченным с момента оскорбления представителя власти.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной виной. Вина при оскорблении представителя власти может выражаться лишь в виде прямого умысла.

Виновный осознает, что нарушает нормальную деятельность представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением путем публичного унижения его чести и достоинства, и желает этого.

Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Изучение судебной практики показывает, что оскорблениям представителей власти, в том числе работников милиции и военнослужащих, в подавляющем большинстве случаев предшествуют хулиганские действия. Как правило, посягательства на честь и достоинство указанных лиц являются следствием вмешательства последних в пресечение хулиганства.

В этой связи возникают некоторые трудности в квалификации подобных действий. Оскорбление, представляющее собой одну из форм противодействия представителям власти, в отмеченных случаях следует рассматривать как единое более тяжкое преступление — хулиганство — и квалифицировать содеянное по п. “б” ч. 2 ст. 213 УК.

Если же был разрыв во времени между хулиганством и оскорблением, то налицо реальная совокупность преступлений (ст. 319 и ст. 213 УК).

Оскорбление, совершенное в форме насилия (нанесение пощечины и т. п.), необходимо отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 319 УК (применение насилия в отношении представителя власти). Если виновный, нанося пощечину, ставя подножку и т. п., преследовал цель унизить честь и достоинство представителя власти, то его действия должны квалифицироваться по ст. 319 УК.

Для понимания признаков преступления, предусмотренного ст. 319 УК, необходимо провести отличие данного преступления против порядка управления от оскорбления — преступления против чести и достоинства личности, предусмотренного ст. 130 УК. Эти преступления во многом сходны, а ст. 130 и ст. 319 УК соотносятся между собой как общая и специальная нормы.

Данные преступления отличаются по основному объекту: если оскорбление (ст. 130 УК) посягает на честь и достоинство личности, то оскорбление представителя власти (ст.

319 УК) посягает на нормальную деятельность представителя власти и лишь дополнительным объектом данного преступления являются честь и достоинство личности.

Таким образом, данные преступления имеют различное социальное содержание, о чем свидетельствуют их основные непосредственные объекты.

По объективной стороне эти преступления отличаются тем, что оскорбление представителя власти должно носить публичный характер, в то время как оскорбление (ст. 130 УК) не имеет такого обязательного признака.

Источник: http://www.konspekt.biz/index.php?text=48781

Оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ)

Публичное оскорбление – умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме и в присутствии хотя бы одного постороннего лица.

Объективные признаки оскорбления во многом совпадают с характеристикой аналогичного преступления против личности, предусмотренного ст. 130 УК РФ – оскорбление.23

Но есть и важные отличия, которые мы раскроем ниже.

Статья 319 УК РФ, равно как и ранее проанализированная ст. 297 УК РФ (неуважение к суду), является специальной нормой по отношению к ст. 130 УК РФ.

Соответственно при конкуренции общей и специальной нормы применению подлежит специальная норма, т.е. ст. 319 УК РФ. Но в отличие от уголовных дел по ст. 130 УК РФ, возбуждаемых по заявлению потерпевшего (дела частного обвинения – ч. 2 ст.20 УПК РФ), дела по ст. 319 УК РФ относятся к категории публичного обвинения (ч. 5 ст. 20 УПК РФ).

В отличие от “простого” оскорбления, оскорбление представителя власти уголовно наказуемо только при наличии признака публичности.

Это означает, что сведения, унижающие честь и достоинство представителя власти, выраженные в неприличной форме, становятся достоянием многих лиц, например из публичного выступления, публично демонстрирующегося произведения или из средств массовой информации.

Такие выступления могут быть перед аудиторией, на улице. Признаком публичности обладают всевозможные листовки, обращения, содержащие оскорбительные сведения о представителе власти и вывешиваемые в доступных для чтения местах.

Если нанесенное представителю власти оскорбление не становится достоянием третьих лиц, оно не может подорвать авторитет соответствующих органов. Такое деяние квалифицируется по ст. 130 УК РФ24.

Представителем власти в Примечании к ст. 318 УК РФ (распространяемом на все статьи названного Кодекса) признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости25.

Преступлением является публичное оскорбление как при исполнении представителем власти своих должностных обязанностей, так и в связи с их исполнением.

Примером первого случая может быть оскорбление следователя защитником во время следственного действия в присутствии обвиняемого, других лиц, из личных неприязненных к нему отношений, если это оскорбление никак не связано с исполнением следователем своим служебных полномочий (например, оскорбительные выражения о внешности следователя).

Примером второго случая при тех же обстоятельствах может быть оскорбления, нецензурная брань в отношении следователя за невыполнение ходатайства защитника. Оба случая, как видно из диспозиции ст. 319 УПК РФ, образуют состав данного преступления.

С субъективной стороны оскорбление представителя власти совершается опять-таки только при наличии вины в форме прямого умысла. Лицо осознает и публичный и неприличный характер оскорблений, осознает, что потерпевший является представителем власти и желает совершить оскорбительные действия.

Субъект преступления общий, что указывает на то, что нет каких-либо препятствий для привлечения к уголовной ответственности за оскорбление и адвоката.

Признаки и типичные способы совершаемых адвокатами оскорблений мы рассмотрели в комментарии к ст. 297 – неуважение к суду.

Однако оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) существенно отличается от состава неуважения к суду по целому ряду признаков.

1. Потерпевшие: ими, согласно ст. 297 УК РФ признаются только суд, лица, участвующие в отправлении правосудия, и участники судебного разбирательства. По статье же 319 УК потерпевшими признаются любые представители власти, в т.ч. следователи, прокуроры, дознаватели, оперуполномоченные и др.

Вам будет интересно:  Отказ от двойного гражданства

2. Месту и время совершения преступления: неуважение к суду (ст. 297 УК РФ) проявляется, как правило, в зале судебного заседания или ином помещении суда (например, во время объявленного перерыва). Временем совершения этого преступления является весь период судебного разбирательства дела.

По статье же 319 УК РФ оскорбление представителя власти может быть совершено в любом месте и в любое время при исполнении или в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (в период предварительного расследования, проверки сообщения о совершении преступления до возбуждения уголовного дела, в рамках ОРМ и т.д.).

Например, это может быть и оскорбление следователя во внерабочее время, но в связи с расследованием им уголовного дела.

3. Публичность: неуважение к суду (ст. 297 УК РФ) как оскорбление конкретного лица может быть совершено и один на один, т.е. и не публично. По статье же 319 УК РФ оскорбление представителя власти может быть совершено только публично, т.е. в присутствии третьих лиц.

Уже эти отличия (прежде всего первые два) указывают на то, что сфера применения состава преступления – оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ), значительно шире, чем состава неуважения к суду (ст. 297 УК РФ).

Длительность временных периодов предварительного расследования, многочисленность его участников (следователи, дознаватели, прокуроры, оперуполномоченные, иные участники следственно-оперативных групп и др.) создают, если так можно выразиться, объективные предпосылки совершения адвокатами анализируемого преступления.

Специфическая обстановка и условия предварительного расследования, разнообразные, часто весьма конфликтные следственные ситуации очень часто провоцируют участников процесса на взаимные оскорбительные действия.

В отличие от судебной стадии разбирательства, на предварительном расследовании в менее формальной обстановке состязательности сторон защиты и обвинения, резкого, порой “непримиримого” противоречия их интересов, практически невозможно избежать конфликтных ситуаций.

В литературе советского периода эта проблема освящалась мало.

Теперь следует, наконец, признать, что наиболее распространенными, острыми конфликтами предварительного расследования являются именно конфликты между следователем, иным субъектом уголовного преследования с одной стороны, и профессиональными защитниками – с другой.

Даже взаимоотношения между следователем и подследственным, пожалуй, не характеризуются столь частыми, острыми, непримиримыми и взаимно изматывающими конфликтами, как это бывает между адвокатом и следователем.

Это и вполне закономерно. Изначально “силы для конфликта” у субъекта расследования и подозреваемого (обвиняемого) не равны.

Личность обвиняемого, как правило, юридически не очень образованного человека, часто находящегося в состоянии глубоко стресса, особенно в начале расследования, страдающего от законного (а порой и незаконного) ограничения своих прав и полномочий, далеко не всегда может адекватно противостоять личности следователя – квалифицированного юриста, наделенного широкими полномочиями, властью, для которого уголовное преследование – ежедневный, пусть и изнурительный, но привычный труд.

Совсем другое дело профессиональный защитник.

Часто юрист не меньшей, а то и более высокой квалификации, чем следователь, видящий многие просчеты, а порой нарушения и преступления следователя и других участников со стороны обвинения, защитник чаще всего сознательно и правомерно, спокойно и взвешенно идет на конфликт со следователем. И у него есть права и полномочия (гл. 1), есть знания и опыт, достоинство и профессиональная гордость.

Именно поэтому обоим процессуальным противникам очень трудно уйти от конфликта, а, вступив в него – удержаться от взаимного неэтичного поведения, в т.ч. и от уголовно-наказуемых оскорблений. Так, по мнению И.Л. Петрухина, заместителя директора НИИ судебной защиты при МГКА, состояние конфронтации между адвокатурой и правоохранительными органами вполне естественно26.

Вновь оговоримся, что очень часто своим неэтичным, незаконным поведением следователи, оперуполномоченные и дознаватели сами провоцируют оскорбления со стороны адвокатов, допускают взаимные оскорбления и т.п. О них, а так же о средствах противодействия этим нарушениям участников процесса со стороны обвинения мы расскажем в следующей книге.

Но все-таки очень часто адвокаты допускают оскорбления, которые ничем и никак нельзя оправдать. Приведем лишь типичные примеры.

По уголовному делу по факту получения взятки влиятельным руководителем крупного учреждения защитник явился на допрос подозреваемого со значительным опозданием, грубо прервал следователя и начал разговор с того, что тот вообще не вправе был вызывать к себе его подзащитного. Вот примеры оскорбительных выражений этого адвоката: “Ты еще не знаешь, что значит дела расследовать! Ты под стол пешком ходил, когда я опасных преступников ловил. Пацан! Мальчишка! Сосунок! Молоко на губах не обсохло, а туда же! Берут кого попало в следователи”.

По другому делу: защитник, заподозривший следователя в нарушении срока следствия (кстати, обосновано), назвал его в присутствии подозреваемого и оперуполномоченного: “Негодяй! фальсификатор!” и другими, в том числе и нецензурными выражениями.

В связи с этим примером обратим внимание на одну особенность квалификации преступления. Сама по себе оценка личности, действий потерпевшего может быть и правильной. В последнем примере следователь действительно допустил нарушение, во многом его личность заслуживает отрицательной оценки.

Но поскольку эта оценка была дана в неприличной форме, состав преступления налицо. Однако приведенные обстоятельства обязательно должны быть учтены при оценке степени общественной опасности деяния (например, с позиции малозначительности – ч. 2 ст. 14 УК РФ) или при назначении наказания и т.д.

Сложным и спорным вопросом квалификации данного преступления являются случаи публичного оскорбления представителей стороны обвинения, совершенные в отсутствии самих потерпевших.

Так, в практике недобросовестные адвокаты допускают самые непристойные оскорбительные выражения в адрес следователей, как говориться, “за глаза”, особенно в присутствии подзащитных, их родственников и близких, в кругу других адвокатов и посторонних лиц.

При несомненности нарушения этики, будет ли такое поведение адвоката преступлением? На наш взгляд, будет. Этот вывод исходит, в т.ч., из характеристики непосредственного объекта преступления. Им является нормальная деятельность, авторитет органов власти. Это основной непосредственный объект.

Честь и достоинство личности здесь – объект дополнительный, хотя и предусмотренный в качестве обязательного. В приведенном примере авторитету органов власти вред причиняется вне зависимости от того, слышит ли непосредственно, знает ли об оскорблении конкретный представитель этой власти.

В настоящее время, которое многие именуют “разгулом демократии”, некоторые СМИ, т.н. “желтая пресса”, разного рода “бульварные” газеты и иные издания, очень часто публикуют интервью с адвокатами, которые дают оценку того, как расследуется то или иное уголовное дело.

Недобросовестные адвокаты, в упоении от свободы слова и собственной безнаказанности, очень часто в своих публичных выступлениях выходят за все рамки этики и закона. Допускаются и прямые оскорбления.

Часто в таких выступлениях мы слышим и читаем фразы типа: “следователи – преступники”, “коррумпированные чиновники”, “злоупотребленцы на местах”, “садисты” и т.д.

Несмотря на то, что сами по себе многие из таких выражений имеют вполне литературный характер, в конкретном контексте они могут быть расценены как оскорбления представителей власти.

По приведенным нами классификациям (гл. 3.1) (см. приложение 3) преступные оскорбления представителей власти, совершаемые адвокатами, являются явными, но бывают и скрытыми. Субъективно оскорбления чаще всего направлены в защиту интересов клиента.

Но характерно, что в подавляющем большинстве случаев они, так или иначе, вредят подзащитным. И речь идет не только и не столько о мести следователей обвиняемым за действия их защитников.

Любой конфликт создает напряженную атмосферу в общении. Оскорбленный следователь, как минимум, “пойдет на принцип”, т.е.

на строгое соблюдение буквы закона, который, как известно, во многих случаях допускает “вилку” в применении тех или иных мер, в т.ч. и процессуального принуждения и др.

Иногда недобросовестному адвокату попросту “наплевать” на интересы клиента.

Некоторые представители профессии допускают оскорбления, что называется “для души”, из иных, некорыстных побуждений, например, из ненависти ко всем следователям. Мы имеем в виду “адвокатов-скандалистов”.

Иногда оскорбление – это способ, посредством которого “неоплаченный” защитник просто пытается понудить неимущего клиента отказаться от его услуг (см. гл. 5.7).

Нельзя сказать, что оскорбления преимущественно допускает та или иная группа защитников в зависимости от характеристики предшествующего опыта работы.

Хотя можно предположить, что бывший работник правоохранительных органов, уволенный по отрицательным мотивам, из мести к представителям обидевшего его ведомства, чаще будет допускать оскорбительные действия.

Напротив, “заслуженный пенсионер”, отдавший лучшие свои годы системе, с почетом ушедший на заслуженный отдых, как правило, слишком хорошо знает и уважает работу своих бывших коллег, чтобы опуститься до оскорблений.

Поскольку этих качеств нет у группы “неопытных” адвокатов, как уже было отмечено, они чаще идут на конфликты вообще. Поскольку работники правоохранительных органов, к сожалению, в целом относятся к ним с меньшим уважением, чем к представителям предыдущей группы, случаи оскорблений, особенно взаимных, нередки.

Безусловно, до оскорблений чаще всего опускается “неквалифицированный” адвокат. У квалифицированного слишком много других средств воздействия на процессуальных противников. Он и другими способами заставит недобросовестного следователя пожалеть о неблаговидном поведении.

Зачем ему оскорбления? “Вовлеченный” адвокат большей частью осторожен, оскорбления далеко не главное орудие его борьбы за интересы преступного формирования. Совсем не присущи оскорбления “контрактным” адвокатам, а “коррумпированным” они и вовсе ни к чему.

Вам будет интересно:  Возмещение убытков

Там все вопросы решаются со стороной обвинения “полюбовно”, хотя порой и безнравственно и незаконно.

Подавляющая часть преступных оскорблений представителей власти со стороны адвокатов остается латентными и “нераспознанными” (см. гл. 4.1), поскольку большинство потерпевших – сотрудников правоохранительных органов не осознают себя таковыми, не оценивают причиненный чести и достоинству вред и не подают заявлений.

При уголовно-правовой квалификации оскорбление адвокатом представителя власти чаще всего совершается в совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 130, 294, 296, 297, 298, 306, 309, 310 УК РФ. То есть по каждому факту такого оскорбления необходимо проверить выявленное деяние на наличие признаков указанных преступлений.

Источник: http://www.adhdportal.com/book_1536_chapter_46_4.2.3._Oskorblenie_predstavitelja_vlasti_(st._319_UK_RF).html

Уголовная ответственность по ст. 319 УК РФ

 

Объектом данного преступления выступает нормальная деятельность органов власти. Вместе с тем само по себе оскорбление представителя власти затрагивает его честь и достоинство, которым также причиняется вред.

Общественная опасность оскорбления представителя власти состоит в том, что данное преступление подрывает авторитет органов управления, создает обстановку нервозности в деятельности их сотрудников, затрагивает их честь и достоинство, тем самым внося дезорганизацию в работу органов управления.

Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Правоохранительными являются государственные органы, на которые законом возложена функция борьбы с правонарушениями и обеспечения законности.

К ним относятся органы прокуратуры, внутренних дел, Федеральной службы безопасности, Федеральной пограничной службы РФ, Службы внешней разведки РФ, таможенные.

К иным лицам относятся должностные лица, осуществляющие законодательную или исполнительную власть, наделенные властными полномочиями принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, не находящимися у них в подчинении, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, состоящие на государственной службе аудиторы и др.).

Под честью понимается общественная оценка личности, относящаяся к ее моральным, нравственным, духовным, социальным качествам. Достоинство – это внутренняя самооценка личности с позиции своей значимости в обществе, конкретном коллективе, самооценка своих умственных, деловых, моральных качеств.

Особенностью объективной стороны данного преступления является то, что оскорбление представителя власти должно быть публичным и совершено при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Оскорбление может быть осуществлено любыми способами: словесно, жестами, письменно и т.д. Способ совершения преступления не влияет на наличие состава преступления.

Публичность оскорбления означает, что сведения, унижающие честь и достоинство представителя власти, явно не соответствуют общепринятым нормам поведения, грубо попирают человеческое достоинство, они становятся достоянием многих лиц, например из публичного выступления, публично демонстрирующегося произведения или из средств массовой информации. Такие выступления могут состояться перед аудиторией, на улице. Признаком публичности обладают всевозможные листовки, обращения, содержащие оскорбительные сведения о представителе власти и вывешиваемые в доступных для чтения местах.

В этой связи Верховным Судом РФ было признано, что в действиях Г. отсутствует признак публичности, что исключает его ответственность по ст. 319 УК РФ. По делу было установлено, что Г. высказал оскорбления в адрес сотрудника милиции Х. в помещении медицинского вытрезвителя лишь в присутствии М. – санитарки медицинского вытрезвителя и Т.– фельдшера того же вытрезвителя, при отсутствии там других лиц. По мнению Верховного Суда РФ, объективные данные, свидетельствующие о том, что Г., высказывая оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью в материалах дела отсутствуют. При таких обстоятельствах приговор в отношении Г.

был отменен, а уголовное дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления

Состав преступления – формальный, и оконченным преступление считается уже в момент высказывания слов оскорбительного характера или иных действий.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественно опасный характер публичного оскорбления представителя власти, осознает, что оскорбляет представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, и желает сделать это.

Вместе с тем для состава оскорбления представителя власти не будет иметь значения мотивация оскорбления, если оно нанесено в период исполнения должностных обязанностей.

Оскорбление в связи с исполнением должностных обязанностей означает наличие субъективной связи между действиями потерпевшего как представителя власти и нанесенным оскорблением.

Такое оскорбление может быть, к примеру, местью за деятельность представителя власти, выражением недовольства такой деятельностью.

В-третьих, оскорбление должно быть выражено в неприличной форме. Неприличная форма означает не только нецензурную брань или непристойные жесты в адрес представителя власти, но и иные формы, которые находятся в противоречии с принятыми в обществе нормами поведения, например плевок в лицо, пощечина, уничижительная кличка и др.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Источник: https://www.irkproc.ru/qa/1202.html

Статья “Оскорбление” в УК РФ простыми словами

В Конституции человек указывается как высшая ценность. Поэтому ограничение его прав и свобод наказывается по разным основаниям и в соответствии с разными кодексами.

Нарушение положений Конституции по отношению к человеку может выражаться как в физическом влиянии, так и в моральном воздействии. Одним из таких нарушений конституционных прав является оскорбление как вербальное преступление.

Когда же выражение негативных чувств по отношению к человеку можно считать оскорблением?

Статья за оскорбление

Стоит отметить, что ранее действующая статья «Оскорбление» (ст. 130) Уголовного кодекса утратила силу. Причиной этому стали неправомерные обращения граждан по поводу оскорблений публичного и частного характера. В судебной практике участились случаи, когда обвинение в буквальном смысле строилось на косвенных доказательствах.

Оскорблением считалось умышленное действие преступника, направленное на то, чтобы каким-либо образом опорочить честь и репутацию потерпевшего. Часто уголовные нормы являлись лишь инструментом оказания давления на физических или юридических лиц.

По причине использования положения кодекса не по назначению статья «Оскорбление» была упразднена.

В данном смысле поправки коснулись и статьи «Мошенничество», где также зафиксировано оскорбление человека в некотором смысле, которая предусматривает возбуждение уголовного дела только по заявлению потерпевшего. Такие изменения произошли для множества норм Уголовного кодекса, так как большинство положений использовались только в качестве инструмента для давления, как уже было отмечено ранее для статьи 130.

Виды оскорблений в Уголовном кодексе

На сегодняшний день уголовными преступлениями считаются оскорбление военнослужащего (статья 336) и оскорбление представителя власти (статья 319).

Для возбуждения уголовного дела необходимо, чтобы был состав преступления, то есть чтобы преступник имел совершенно определенный умысел на совершение данных деяний.

Следует отметить, что оскорбление может выражаться не только в вербальном негативном обращении, но и в словесном принуждении к совершению или несовершению определенных действий.

Военнослужащего

Статья УК «Оскорбление военнослужащего» не несет в себе описание действий, которые могут считаться унижением чести и достоинства. Однако если рассматривать утратившую силу статью 130, можно сказать, что противоправное деяние предусматривает унижение, выраженное в непринятой в обществе форме в личном общении или в публичном виде.

Что касается статьи 336, можно сказать, что слова или действия преступника, которые унижают личность служащего и высказаны или совершены в присутствии кого-либо, будут являться основанием для возбуждения уголовного дела.

Представителя власти

То же самое можно отметить и в отношении положений, которые содержит 319-я статья: оскорбление лица, которое наделено какими-либо властными полномочиями.

Нормы можно применить только в том случае, если граждане, упомянутые в Уголовном кодексе, находятся при исполнении должностных обязанностей.

Под представителями власти следует понимать лиц, которые занимаются выполнением своих профессиональных обязанностей и осуществляют полномочия, данные им в силу служебного положения.

Гражданина

Если оскорбление произошло в отношении гражданского лица, применяется статья «Оскорбление чести и достоинства» (5.26 КоАП), где указано, что оскорбление человека в неприличной форме, а также в публичных средствах массовой информации и допущение появления оскорблений в публичном виде наказывается штрафом от 1 до 100 тысяч рублей.

Данное деяние получило административную направленность по той причине, что не является общественно опасным действием, как, например, унижение граждан при исполнении, от которых во многом зависит безопасность государства и общества.

Оскорбление в Сети

За размещение порочащей или иной информации, способной вызвать негативную реакцию со стороны общества по отношению к гражданину, человеку грозит наказание, которое предусматривает соответствующая статья.

Оскорбление в Сети, которое проявляется в виде сообщений, подлежит административному или уголовному наказанию. Информация, размещенная только в личной переписке, не является оскорблением, за которое могут быть наложены штрафные санкции.

Оскорбляющая информация, даже если она размещена на своей странице и доступна только для друзей, также будет учтена. Однако сведения, основанные на существующих и достоверных фактах и опубликованные в виде критики, не являются преступлением.

Как правило, информация размещается с целью возбуждения ненависти или разжигания вражды между лицами разных национальностей, а также унижения достоинства человека. В отношении таких действий, которые подразумевают оскорбление, статья РФ, существующая в Уголовном кодексе, обозначена под номером 282.

Вам будет интересно:  Госпошлина в суд

Клевета как разновидность оскорбления

Вместе со 130-й утратила силу и 129-я статья УК РФ (“Клевета”), которая была перенесена в статью 128.1.

Под клеветой в кодексе необходимо понимать заведомо ложную информацию в отношении гражданина, оскорбляющую его честь и достоинство.

Это могут быть как сведения о том, что лицо имеет опасное заболевание, так и сведения о том, что гражданин совершил преступление, чего на самом деле нет.

Клевета оскорбляет чувства гражданина, а также негативно отражается или может отразиться в будущем на его общественной деятельности.

Данный вид оскорбления может быть признан уголовным преступлением только в том случае, если сведения о физическом или юридическом лице распространены в СМИ или на других публичных ресурсах.

Подобные сведения, выраженные только в личном сообщении к потерпевшему, доступ к которому имеет только тот, к кому оно адресовано, не считаются клеветой и не являются правонарушением.

Угрозы и оскорбления

Нередко по телефону, в Сети или при личной встрече осуществляются угрозы и оскорбления, которые предназначены для унижения человека и запугивания.

Статья за угрозы и оскорбления – 119 УК РФ – подразумевает, что выражение желания убить должно быть реально подтверждено (замахивание, показ предполагаемого орудия убийства или личные характеристики того, кто угрожает).

У потерпевшего должны быть все основания опасаться за свою жизнь или здоровье, что обязательно отмечается в протоколе и вносится в материалы уголовного дела, если ведется предварительное расследование.

При этом в норме закона указаны только угрозы, так как оскорбление при этом преступлении имеет определенную долю вероятности, за которое есть своя мера ответственности, но как отдельное правонарушение оно не рассматривается.

Необходимо отметить, что если подозреваемому вменяется статья 119 УК РФ, то административные меры наказания к нему не применяются, так как уголовная статья в данном случае более объемная и поглощает собой административную.

Публичные оскорбления

За искажение реальной информации в общем доступе, если она касается определенного круга лиц, которые исполняют служебные обязанности, связанные с государственной или исполнительной властью, применяется ранее указанная статья – “Оскорбление представителей власти” (319) или статья 336 УК РФ.

Информация в этом случае может быть достоверной и основанной на реальных фактах, которые легко подтвердить, либо быть вымыслом. Даже тот, кто решил просто пошутить или высказал свои предположения, при заявлении оскорбленного лица подлежит вызову в суд в качестве ответчика.

Согласно определениям, которые содержит ранее указанная административная статья, публичное оскорбление в отношении обычных граждан не подлежит уголовному наказанию.

Смежные статьи в законодательстве

Кроме статей, которые однозначно определяют оскорбление и унижение, существуют положения, близкие по понятию:

  • статья 5.26 КоАП РФ – нарушения законов о свободе совести, вероисповедания и религиозных объединениях;
  • статья 5.62 КоАП – дискриминация, которая может быть выражена как оскорбление;
  • статья УК РФ 335 – нарушение уставных правил поведения, сопряженное с унижением.

Таким образом, данные положения являются смежными, подразумевают нарушение прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в российской Конституции, и содержат санкции, применяемые к нарушителю.

Заявление о публичном оскорблении

Необходимо уточнить, что факт оскорбления нужно доказать.

Тот, кого коснулась информация, размещенная для всеобщего обозрения, самостоятельно должен обратиться в правоохранительные органы или суд с подтверждением правонарушения.

Это может быть статья в газете или передача на телевидении, а также сведения, содержащиеся в публичном документе, которым признается даже характеристика с работы, попавшая к потенциальному работодателю.

Исковое заявление рассматривается в мировом суде. Если факт доказан, вместе со штрафом ответчика могут обязать (что чаще всего и происходит) опровергнуть порочащие честь и достоинство сведения тем же способом, каким они были размещены.

Источник: https:///new-statya-oskorblenie-v-uk-rf-prostymi-slovami.html

Оскорбление “при исполнении”

Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) возможна только при наличии признака публичности.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103

По приговору мирового судьи судебного участка N 1 Альметьевского района г. Альметьевска Республики Татарстан от 16 сентября 2004 г. Галявиев, ранее судимый по п. «з» ст. 102 УК РСФСР, условно-досрочно освобожденный на четыре года десять дней, осужден по ст. 319 УК РФ к исправительным работам сроком на один год с удержанием 10% заработка в доход государства.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено наказание один год один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По приговору Альметьевского городского суда Республики Татарстан в апелляционном порядке приговор изменен, на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров Галявиеву окончательно назначено четыре года один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан приговор изменила, наказание, назначенное Галявиеву по ст. 319 УК РФ, смягчила до 3 тыс. рублей штрафа в доход государства, на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначила четыре года десять дней лишения свободы со штрафом в размере 3 тыс. рублей в исправительной колонии строгого режима, в соответствии с ч. 2 ст.

71 УК РФ постановила наказания в виде штрафа и лишения свободы исполнять самостоятельно.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан приговор и кассационное определение оставил без изменения.

В надзорной жалобе, поданной в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, Галявиев указал, что он осужден незаконно по ст.319 УК РФ, просил о пересмотре судебных решений, так как после условно-досрочного освобождения он трудился на заводе и никаких правонарушений не допускал, но это судом во внимание принято не было.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 14 ноября 2006 г. все принятые судебные решения отменила, а дело прекратила, указав следующее. Галявиев признан виновным в публичном оскорблении представителя власти, исполнявшего свои должностные обязанности, при следующих обстоятельствах.

Находясь в состоянии алкогольного опьянения, Галявиев в дежурной части медицинского вытрезвителя УВД г.

Альметьевска в присутствии Тарасовой и Макаровой оскорблял грубой нецензурной бранью дежурного инспектора медицинского вытрезвителя младшего лейтенанта милиции Хазиева, находившегося в форменной одежде при исполнении служебных обязанностей и оформлявшего учетную документацию для помещения Галявиева в палату для вытрезвления.

Мировой судья в обоснование своего вывода о виновности Галявиева в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей сослался в приговоре на показания потерпевшего Хазиева о том, что в дежурной части медицинского вытрезвителя во время составления документа на помещение туда Галявиева последний в состоянии алкогольного опьянения в присутствии других лиц стал оскорблять его нецензурной бранью, на показания свидетелей Макаровой и Тарасовой, подтвердивших указанное обстоятельство, а также на показания самого Галявиева в судебном заседании, из которых следует, что он оскорблял нецензурной бранью сотрудника милиции Хазиева.

Однако, правильно установив фактические обстоятельства уголовного дела, судья при квалификации действий Галявиева по ст. 319 УК РФ дал им неверную правовую оценку. Согласно ст. 319 УК РФ уголовная ответственность наступает за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

По смыслу указанного уголовного Закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти.

Вместе с тем, как видно из приговора, оскорбления в виде грубой нецензурной брани в адрес сотрудника милиции Хазиева высказаны осужденным, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, в помещении медицинского вытрезвителя лишь в присутствии Макаровой — санитарки медицинского вытрезвителя и Тарасовой — фельдшера того же вытрезвителя, при отсутствии там других лиц.

В приговоре не приведены объективные данные, свидетельствующие о том, что Галявиев высказывал оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью. Отсутствуют они и в материалах уголовного дела.

При таких обстоятельствах в действиях Галявиева отсутствует признак публичности, что исключает его ответственность по ст. 319 УК РФ. В действиях Галявиева содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

130 УК РФ, однако в связи с отсутствием в материалах уголовного дела заявления потерпевшего о привлечении осужденного к уголовной ответственности в порядке частного обвинения за это преступление действия осужденного не могут быть переквалифицированы на этот уголовный закон.

Поэтому все принятые по данному делу судебные решения подлежат отмене, а уголовное дело — прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии Галявиева состава преступления.
Источник: http://www.makaroff.com/oskorblenie-predstavitelya-vlasti/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть