8(800)350-83-64

Отказ от дачи показаний

Уголовная ответственность за отказ от дачи показаний

Отказ от дачи показанийВ работе органов следствия зачастую возникают ситуации, в которых потерпевшие или свидетели отказываются давать показания по делам, находящимся в расследовании.

Между тем, сведения этих лиц могут иметь существенное доказательное значение для производства. В этой связи в законодательстве предусматривается уголовная ответственность за отказ от дачи показаний.

Рассмотрим случаи, когда она наступает.

Общие сведения

Отказ от дачи показаний может выражаться в разных формах. Например, субъекты, вызванные на допрос, уклоняются от явки.

Также нежелание лиц предоставлять сведения, известные им и относящиеся к делу, может быть заявлено прямо прокурору или судье, а также непосредственно самому следователю, ведущему производство.

Законодательство устанавливает круг лиц, которые обязаны пояснять факты, относящиеся к преступлению. В УК отказ от дачи показаний наказывается по ст. 308.

Причины уклонения субъектов

Правоприменители, как на этапе предварительного расследования, так и по его завершении, понимают, что интересы судопроизводства, которые выступают в качестве видового объекта преступления по ст. 308, существенно нарушаются при совершении деяния.

Между тем, уполномоченные лица зачастую не стараются исправить возникшую ситуацию и таким образом проявляют снисхождение к субъектам, пренебрежительно относящимся к исполнению своей гражданской обязанности. Речь, в частности, о факте редкого применения ст.308 на практике.

Стоит сказать, что одна из причин бездействия уголовных органов состоит в осознании ими своего бессилия в обеспечении надлежащей защиты потерпевших и свидетелей от мести тех лиц, против которых им надлежит дать показания.

Ввиду вполне объективных причин в настоящее время в России не разработана эффективная программа по защите лиц, ставших очевидцами преступления. Высказывается также мнение, что обеспечение продолжительной физической охраны потерпевших и свидетелей – достаточно дорогостоящая процедура.

Собственно, опасаясь за свою жизнь и здоровье близких, граждане уклоняются от обязанности.

Исключения

Устанавливая наказание за отказ от дачи показаний, статья 308 делает важную оговорку. Она обеспечивает соблюдение конституционных прав гражданина. В частности, в ст. 51 основного закона сказано, что никто не может принуждаться свидетельствовать против себя и своих близких. Круг последних определен в СК. Ими являются члены семьи, супруг/супруга гражданина, вызванного на допрос.

Специфика последствий уклонения

Отказ от дачи показаний в суде ставит под угрозу результат разбирательства по делу. Бездействие граждан создает препятствия для применения наказания к виновным. Кроме этого, страдают финансовые интересы государства.

Так, отказ от дачи показаний потерпевшими по делам о нанесении среднетяжкого и тяжкого вреда здоровью, когда травмы были получены в процессе конфликта между ними и их знакомыми, влечет невозмещенные расходы бюджета в связи с содержанием пострадавших в стационарных медучреждениях, проведением срочных оперативных вмешательств. По преступлениям, виновные в которых установлены, прокуроры в интересах государства подают гражданские иски с требованием взыскания со злоумышленников этих затрат. Такая возможность утрачивается, если из-за нежелания субъекта предоставить нужные сведения органы следствия не могут предъявить обвинение конкретному лицу.

Классификация

Ответственность за отказ от дачи показаний несколько меньше, чем за предоставление ложной информации. В последнем случае субъект прямым образом препятствует выявлению истины, направляет органы следствия по неправильному пути. Отказ от дачи показаний свидетелем или потерпевшим предполагает уклонение от содействия уполномоченным структурам вопреки предписаниям законодательства.

С объективной стороны это выражается в форме бездействия. Выше было сказано, что отказ от дачи показаний может быть завуалированным либо прямым.

В последнем случае предполагается открытое заявление гражданина о том, что он не будет предоставлять никаких сведений по делу.

В случае завуалированного нежелания допрашиваемый начинает ссылаться на какие-то обстоятельства. Например, он может сказать, что не помнит или не видел чего-либо.

Нюансы

Преступление, состав которого предусматривается ст. 308, считается совершенным в момент отказа. Не будет расцениваться как незаконное деяние уклонение субъекта от явки по повестке. В таком случае гражданин может быть принудительно приведен в орган дознания. Не допускается применение физических мер к лицу, не желающему предоставлять известные ему сведения.

Отказ от дачи показаний и умолчание об обстоятельствах дела

Вопрос о различии указанных преступлений достаточно продолжительное время является предметом спора специалистов. К примеру, очевидец сообщает, что он якобы ничего не знает о происшествии. В данном случае он говорит неправду.

Соответственно, его действие некоторые эксперты предлагают квалифицировать как предоставление ложных сведений. Между тем, правильнее считать содеянное отказом.

В данном случае гражданин не создает активных препятствий для установления истины.

При этом сложно согласиться с утверждением, что никогда не может рассматриваться как лжесвидетельство умолчание информации.

В качестве определяющего критерия выступает влияние поведения виновного на выявление истины. Если его действия создают препятствия, то они рассматриваются как предоставление ложных сведений.

Если его поведение не содействует выявлению обстоятельств дела, то налицо отказ.

Особые случаи

Учитывая приведенные выше подходы, рассмотрим ситуацию, в которой субъект частично предоставляет правдивые сведения, умалчивая при этом о некоторых важных фактах. К примеру, очевидец верно описал действия убийцы.

Однако он умолчал о том, что первым ссору начал пострадавший, начал наносить удары виновному. В результате суд может квалифицировать преступление как убийство, совершенное из хулиганских побуждений.

При этом фактически оно не отягчается обстоятельствами, или смягчается ими (к примеру, состояние аффекта), или вообще не является деянием ввиду применения гражданином необходимой обороны.

В данном случае допрашиваемый не только не помог, но и активно воспрепятствовал установлению истины. В этой связи он должен нести ответственность не за отказ, а за лжесвидетельствование, совершенное путем умалчивания существенных сведений.

Субъективная часть

При квалификации деяния не принимаются во внимание мотивы его совершения. С субъективной стороны преступление предполагает наличие прямого умысла. Отказываясь свидетельствовать, субъект понимает, что не предоставляет важные для следствия сведения и желает этого.

Источник: http://.ru/article/259427/ugolovnaya-otvetstvennost-za-otkaz-ot-dachi-pokazaniy

Статья 52 УК РФ: отказ от дачи показаний свидетелем

В ходе судебного разбирательства суд исследует различные доказательства. В качестве них в числе прочего выступают и свидетельские показания. Особое значение они имеют при рассмотрении уголовных дел. Законодательство устанавливает ответственность за отказ от дачи показаний. Рассмотрим далее ее особенности.

308 статья УК РФ: отказ от дачи показаний

В этой норме (а не в утратившей юридическую силу 52 статье Уголовного кодекса, как считают некоторые непросвещенные лица) предусмотрено наказание для свидетеля и потерпевшего за отказ предоставить информацию, имеющую значение для уголовного производства. За отказ от дачи показаний указанным лицам грозит:

  • До 40 тыс. руб. штрафа или взыскание в сумме, составляющей доход виновного за 3 мес.
  • До 460 ч. обязательных работ.
  • До 3 мес. ареста.
  • До года исправительных работ.

Общественная опасность

Она состоит в том, что отказ от дачи показаний свидетелем или потерпевшим существенно осложняет или делает невозможным принятие объективного процессуального решения. Это, в свою очередь, не обеспечивает защиту интересов участников судопроизводства.

Объективную сторону преступления составляет бездействие. Однако в отдельных случаях это бездействие может следовать после активного действия. К примеру, субъект может написать заявление об отказе от дачи показаний.

Способы уклонения от обязанности

Отказ от дачи показаний субъект может выразить путем неявки по вызову к уполномоченному служащему (следователю/дознавателю) или в судебную инстанцию.

Как выше говорилось, лицо может в письменной форме объявить о нежелании предоставлять необходимую информацию. При этом он может отказаться свидетельствовать как в целом по всему делу, так и об обстоятельствах, касающихся конкретного лица или отдельного эпизода.

Субъект может ссылаться на то, что он ничего не может вспомнить или не располагает требуемой информацией. Следует сказать, что утаивание тех или иных сведений в ходе допроса рассматривается не как отказ от дачи показаний, а как заведомо ложное свидетельствование.

Мотивы

Отказ от дачи показаний может обуславливаться:

  • нежеланием лица оказывать содействие правоохранительным органам или судебной инстанции;
  • стремлением помощь заведомо виновному гражданину избежать ответственности;
  • страхом мести со стороны субъекта, против которого лицо должно свидетельствовать;
  • нежелание быть втянутым в конфликт и так далее.

Важный момент

По общим правилам, мотивы (как и цели деяния) не имеют определяющего значения при квалификации. Но если при наличии реальной опасности для потерпевшего или свидетеля в связи с их участием в производстве правоохранительные структуры не предпринимают никаких мер по обеспечению безопасности, может констатироваться вынужденный характер бездействия лиц.

Соответственно, в таких ситуациях отказ от предоставления требуемых сведений может рассматриваться как деяние, совершенное в условиях крайней необходимости.

Особенности конструкции деяния

Состав преступления – формальный. Деяние признается завершенным в момент непосредственного отказа субъекта давать показания.

Несмотря на отсутствие в ст. 308 примечания, аналогичного тому, которое присутствует в 307 норме, оно может применяться по аналогии к лицу, предоставившему необходимые сведения после того, как им был выражен отказ от дачи показаний.

В УК РФ содержится такое понятие, как “деятельное раскаяние”. Оно предполагает снятие с лица ответственности, если он оказывает содействие следствию в установлении истины. Соответственно, если субъект, ранее отказавшийся предоставить сведения, впоследствии соглашается дать нужные показания, по ст. 308 он не наказывается.

Субъективный аспект

Вина гражданина выражается в виде прямого умысла. Субъект знает, что он вызван на допрос и обязан предоставить правоохранительным органам известные ему сведения, однако не желает этого делать. При этом он понимает последствия отказа и ничего не делает, чтобы их предотвратить.

Исключения

В ст. 308 присутствует примечание, согласно которому гражданин не привлекается к ответственности, если отказывается давать показания против:

  • Себя.
  • Своих родственников.
  • Супруги/супруга.

В таких случаях констатируется правомерность отказа от дачи показаний по статье 51 Конституции.

Кроме того, законодательство определяет круг лиц, которые наделяются свидетельским иммунитетом. Их отказ будет правомерным в силу их статуса.

Близкие родственники

Их перечень определен в УПК, ГПК. В АПК круг близких родственников не установлен. Однако в Кодексе присутствует ссылка на 14 статью СК. Близкими родственниками считаются следующие граждане:

  • Состоящие в законном браке. Речь идет именно об официально зарегистрированном союзе в органе ЗАГС. Факт регистрации должен подтверждаться свидетельством, выданным в установленном порядке.
  • Родители и дети, в том числе усыновленные.
  • Сестры и братья (родные).
  • Внуки, бабушки, дедушки.
Вам будет интересно:  Несанкционированная торговля

Свидетельский иммунитет

Им обладает ограниченный круг лиц. В перечень субъектов, наделенных свидетельским иммунитетом, входят:

  • Члены палат ФС (члены СФ и депутаты Госдумы).
  • Уполномоченный по правам человека.
  • Уполномоченные по обеспечению защиты интересов предпринимателей.

Процессуальные вопросы

При получении отказа от предоставления сведений от потерпевшего или свидетеля, состоящего с подсудимым в браке либо являющегося его родственником, суд вправе ссылаться на показания, данные ранее этими субъектами, при выполнении ряда условий.

В первую очередь указанным лицам должно быть разъяснено их процессуальное право не давать показания по основаниям, предусмотренным в законодательстве.

Во-вторых, потерпевший и свидетель должны знать, что все сведения, которые они предоставят, могут впоследствии использоваться в качестве доказательств, даже если они откажутся от них.

Оценка правомерности отказа

Для определения законности нежелания лица свидетельствовать против кого-либо, суд должен выяснить природу этого отказа, причины, которые обусловили его. Среди наиболее распространенных случаев признания правомерности отказа можно назвать следующие:

  • Обвиняемый и свидетель – одно лицо.
  • Показания гражданина могут быть использованы правоохранительными органами против него.
  • Состав преступления в действиях субъекта, о причастности которого уполномоченные служащие предполагали опросить свидетеля, не установлен.

Дополнительно

В судебной практике имеется немало примеров, когда лица, отказавшиеся предоставить информацию, не наказываются по УК.

К примеру, такая ситуация возможна, если будет установлено, что хоть в бездействии формально присутствуют признаки преступления, но ввиду его малозначительности оно не представляет опасности для судебного разбирательства. Другими словами, цель правосудия будет достигнута и без показаний этого лица.

Стоит сказать, что дача показаний, по общему правилу, является не правом, а обязанностью субъекта, вызываемого на допрос. Если у лица возникли какие-либо препятствия для явки по вызову, он должен в кратчайшие сроки сообщить о них соответствующему уполномоченному лицу.

Причины невозможности прийти и дать показания должны быть уважительными. Соответственно, они должны подтверждаться документами. К примеру, если субъект заболел, то должен предоставить справку из медучреждения.

Источник: https:///statya-uk-rf-otkaz-ot-dachi-pokazaniy-svidetelem.html

Отказ от дачи показаний (статья 308)

Опасность отказа от дачи показаний несколько меньше, чем дачи ложных показаний, так как при лжесвидетельстве виновный прямо препятствует установлению истины, направляя следствие по неверному пути, а при отказе не содействует ее установлению, хотя по закону обязан это делать.

С объективной стороны отказ выражается в бездействии и может быть прямым или завуалированным.

Прямой отказ — это открытое заявление лица о том, что оно не будет давать показания. При завуалированном отказе допрашиваемый не дает показания, ссылаясь на какие-то вымышленные обстоятельства (не видел, не помнит и т.д.). Отказ делается в устной или письменной форме, причем устный должен быть зафиксирован в протоколе. Преступление считается оконченным в момент отказа.

Не является преступлением уклонение от явки по вызову для дачи показаний, в этом случае свидетель может быть подвергнут приводу.

Спорным является вопрос о том, чем отличаются между собой отказ от дачи показаний и дача ложных показаний путем бездействия, умолчания об известных свидетелю обстоятельствах.

Например, если очевидец преступления заявляет, будто он ничего не знает, т.е. фактически говорит неправду, то такое поведение предлагается квалифицировать как дачу ложных показаний.

Однако более правильно считать содеянное отказом от дачи показаний, ибо в данном случае свидетель не оказывает активного противодействия установлению истины. Но нельзя согласиться с утверждением, что умолчание никогда не может считаться лжесвидетельством.

Решающим критерием является то, как влияет поведение виновного на установление истины: если оно препятствует ее выяснению, то налицо дача ложных показаний, если же лишь не содействует, то речь идет об отказе от дачи показаний.

С этих позиций рассмотрим ситуацию, когда свидетель частично дает правдивые показания, но умалчивает о других важных обстоятельствах.

Например, очевидец убийства верно описывает действия виновного, но ничего не говорит о том, что потерпевший первым начал ссору, наносил виновному удары и т.д.

В результате суд может оценить содеянное виновным как убийство из хулиганских побуждений, хотя фактически оно было совершено либо без усиливающих квалифицирующих обстоятельств, либо со смягчающими (например, в состоянии аффекта), либо вообще не было преступным ввиду состояния необходимой обороны. В подобных случаях допрашиваемый не просто не помогает, но прямо препятствует установлению истины, поэтому он должен отвечать не за отказ от дачи, а за дачу ложных показаний путем бездействия — сокрытия обстоятельств, о которых следовало сообщить на допросе.

Субъективная сторона заключается в прямом умысле: виновный сознает, что отказывается от дачи показаний, и желает этого. Мотивы значения не имеют.

Субъектами отказа от дачи показаний в статье 308 названы потерпевшие и свидетели с 16 лет. Однако некоторых из них закон вообще запрещает допрашивать либо допрос может производиться только с их согласия, в связи с чем они не подлежат ответственности за отказ от дачи показаний.

Так, в соответствии с процессуальными правилами не может допрашиваться в качестве свидетеля лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. Правом отказаться от дачи показаний пользуются лица, обладающие дипломатической неприкосновенностью, так как процессуальные действия в отношении этих лиц производятся лишь по их просьбе или с их согласия.

В соответствии с примечанием к статье 308 лицо не подлежит ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников. Примечание основано на статье 51 Конституции РФ. Первая часть этого положения (никто не обязан свидетельствовать против себя самого) представляет собой привилегию от самообвинения.

Вторая часть, касающаяся супругов или близких родственников, получила название свидетельского иммунитета.

Привилегия от самообвинения и свидетельский иммунитет похожие понятия, но они отличаются между собой по содержанию, кругу лиц, к которым относятся, и правовым последствиям.

Привилегия распространяется на показания о собственных действиях и заключается в том, что совершившие их лица не подлежат ответственности ни за ложные показания (статья 307), ни за отказ от дачи показаний (статья 308).

Свидетельский иммунитет касается только тех, кто лично не совершал неправомерные действия либо не является заинтересованной стороной в гражданском процессе (супруг или близкие родственники обвиняемого, истца, ответчика), и предоставляет им право отказаться от дачи показаний, но не освобождает от ответственности за дачу ложных показаний. Поэтому если супруг или близкий родственник соглашается давать показания, но говорит неправду, то он может быть привлечен к ответственности за лжесвидетельство по статье 307.

Близкими родственниками признаются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка и внуки.

Свидетельским иммунитетом обладают также лица, которые должны хранить в тайне сведения, полученные при исполнении профессиональных или служебных функций. Сохранение тайны для них не только их право (как у родственников), но и обязанность. К таким лицам относятся:

— защитник обвиняемого, адвокат, представитель стороны (об обстоятельствах дела, которые стали им известны в связи с выполнением обязанностей защитника или представителя);

— священнослужитель (о сведениях, доверенных во время исповеди);

— депутат (о сведениях, сообщенных избирателями);

— уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.

Необходимость соблюдения иных видов тайны (государственной, врачебной, банковской, коммерческой, переписки и др.) не является уважительной причиной отказа от дачи показаний, поскольку эти сведения могут быть предметом расследования и судебного разбирательства.

Свидетель может лишь потребовать соблюдения предусмотренного законом порядка предоставления сведений, составляющих тайну (постановление органа расследования, прокурора или суда, официальный запрос, наличие документа о допуске к данному виду секретных сведений).

Ответственность за отказ от дачи показаний не наступает, если имелись уважительные причины отказа, например угрозы и вызванная ими боязнь мести со стороны преступника или других лиц. В подобных случаях вопрос об освобождении от ответственности решается на основании общих правил о психическом принуждении и крайней необходимости (статья 40, 39).

Преступление относится к категории деяний небольшой тяжести.

Дача заведомо ложных показаний (статья 307).

Без свидетелей практически не обходится ни один судебный процесс. В этой роли может оказаться любой гражданин — и очевидец преступления, и тот, чье сообщение об обстоятельствах, казалось бы второстепенных, на самом деле обладает большой информационной ценностью.

Объективная сторона преступления заключается в сообщении ложных сведений органам предварительного расследования или суду при разбирательстве уголовных либо гражданских дел.

Ложная информация, передаваемая в разговорах с оперативными работниками милиции, при даче объяснений в процессе проверок до возбуждения уголовного дела, во время беседы с судьей до судебного заседания не образует признаков данного преступления, ибо такого рода сообщения не считаются показаниями в процессуальном смысле.

Конкретные способы совершения преступления зависят от того, о чьих сообщениях идет речь. Свидетели и потерпевшие дают показания, к которым относятся сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу.

По гражданским делам доказыванию подлежат любые фактические данные, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Сообщение иных ложных сведений, не относящихся к предмету доказывания, не может повлиять на решение дела по существу и поэтому не должно влечь ответственность по статье 307.

Анализируемый состав имеется независимо от того, какие ложные сведения содержались в показаниях — оправдывающие обвиняемого, смягчающие или, наоборот, усугубляющие его вину.

Ложные показания потерпевшего обладают теми же объективными признаками, что и показания свидетеля.

Однако особенность положения потерпевшего в том, что помимо обязанности давать правдивые показания он наделен определенными правами (заявлять ходатайства, приносить жалобы и т.д.).

Соображения, выводы и предложения, изложенные при этом потерпевшим, даже заведомо неправильные, не являются показаниями, поэтому за их высказывание ответственность по статье 307 наступать не может.

Ложное заключение эксперта может выражаться в неправильном изложении фактов, явившихся исходным материалом для исследования, применении неверных методов исследования либо в ложных выводах.

При неправильном переводе искажается смысл переводимых с одного языка на другой письменных документов либо устных показаний.

Все виды преступления окончены в момент дачи показаний и т.д. Показания свидетеля и потерпевшего, эксперта и специалиста во время следствия считаются данными, когда эти лица подписали соответствующий протокол (допроса и т.д.); в судебном заседании — с момента окончания их допроса. Заключение эксперта считается данным с момента представления его в письменном виде.

Субъективная сторона заключается в прямом умысле. Заведомость относится к ложности сообщения, т.е. виновный осознает, что излагаемые им сведения не соответствуют действительности, и желает, чтобы они стали известны следствию или суду.

Вам будет интересно:  Что делать, если угнали автомобиль

Сообщение не соответствующих действительности фактов ввиду ошибки восприятия, запамятования и т.д. не образует состава преступления.

Мотивы и цели заведомо ложных показаний могут быть различными: месть обвиняемому или жалость к нему, стремление оказать услугу истцу или ответчику и др.

Для правильного понимания субъекта преступления необходимо исходить из статьи 51 Конституции РФ: никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Первая часть этого положения (никто не обязан свидетельствовать против себя самого) получила наименование привилегии от самообвинения.

Она распространяется на показания о собственных действиях, которые являются предметом расследования или судебного разбирательства, и заключается в том, что лица, их совершившие, ни при каких условиях не подлежат ответственности за ложные показания.

Исходя из сказанного, субъекты ложных показаний — лица, поведение которых не является предметом разбирательства, т.е. потерпевшие, свидетели, эксперты, специалисты, переводчики. Не являются субъектами данного состава и не подлежат ответственности по статье 307 подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, истцы, ответчики, третьи лица.

Не может наступить ответственность за это деяние и в том случае, когда на каком-то этапе следствия лицо допрашивалось в качестве свидетеля и предупреждалось об ответственности за ложные показания, но допрос производился во время задержания.

Особое положение среди субъектов ложных показаний занимает потерпевший. Нередко случается, что он также участвовал в совершении неправомерных действий (первым начал драку, оскорбил обвиняемого и т.д.), но не желает рассказывать об этом.

И хотя потерпевший может быть привлечен к ответственности за лжесвидетельство, однако в силу привилегии от самообвинения он не может отвечать за ложные показания о совершенных им самим противоправных действиях.

По той же причине не отвечает за ложные показания любое лицо (в том числе допрошенное в качестве свидетеля), если предметом его показаний является, наряду с поступками других, собственное преступное поведение. В подобных случаях ответственность исключается тогда, когда правдивые показания о „чужом“ преступлении неизбежно привели бы к самоизобличению допрашиваемого в его собственном преступном деянии.

При допросе по делу других лиц, к которому допрашиваемый так или иначе причастен (соучастник, укрыватель), привилегия от самообвинения действует независимо от того, грозит ли допрашиваемому привлечение к ответственности за это преступление либо он уже был осужден за него или даже отбыл наказание.

Указанное в части 2 статьи 307 квалифицирующее обстоятельство — обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления — аналогично тому, которое содержится в части 2 статьи 306.

В соответствии с примечанием к статье 307 свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Основанием освобождения является деятельное раскаяние. Смысл нормы об освобождении в том, чтобы стимулировать изменение поведения и тем самым способствовать установлению истины.

Очевидно, что для освобождения недостаточно заявления о ложности прежних показаний: необходимо еще дать правдивые показания.

Мотивы изменения показаний значения не имеют, но важно установить, что заявление о ложности предыдущих показаний не было вынужденным (например, сделанным под давлением неопровержимых улик).

Деяние, наказуемое по части 1, — преступление небольшой тяжести, а по части 2 — средней тяжести.

Источник: http://megaobuchalka.ru/7/12830.html

Отказ от дачи показаний

 

Довольно часто возникают ситуации, когда потерпевшие и свидетели по уголовным делам отказываются давать показания, нужные для установления истины. Это приводит к отказу от дачи показаний, который может быть выражен непосредственно на допросе или проявляться путем уклонения от явки в правоохранительные органы.

Законодательством РФ предусмотрены нормы уголовной ответственности для лиц, которые обязаны предоставить информацию по делу, в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Правоприменители довольно часто оказывают снисхождение людям, отказывающимся давать показания и тем самым не выполняющим свой гражданский долг.

Это связано с тем, что правоохранительные органы не могут обезопасить потерпевших и свидетелей правонарушения от давления, угроз и возмездия лица совершившего преступление. Кроме этого, в России пока не существует действенных программ по защите свидетелей, но некоторые шаги уже сделаны.

Статьи УПК России позволяют обеспечить безопасность свидетеля или потерпевшего, его представителя и родственников:

1. Во время составления протокола следствия, в котором участвует потерпевший, а также его родственники или представитель, следователь имеет право не указывать их личные данные.

В таком случае, следователь с согласия прокурора выносит решение, в котором описываются причины сохранения данных в тайне. Затем, в постановление указывается псевдоним участника следствия и образец его подписи, использованной в протоколе.

Документ помещается в конверт, запечатывается и прикладывается к уголовному делу.

2. При наличии угрозы причинения вреда жизни и здоровью свидетеля или его семье и близким людям производится контроль и запись телефонных разговоров, но только с его письменного разрешения. При отсутствии разрешения, такая мера может применяться на основании решения суда.

3. Для обеспечения безопасности свидетеля на опознании, при предъявлении лица для опознания создаются условия, исключающие визуальное наблюдение опознающего предполагаемым преступником. В этой ситуации понятые находятся в одном помещении со свидетелем.

4. Закрытое судебное заседание проводится на основе постановления суда в целях обеспечения безопасности потерпевшего и его семьи.

5. Если есть необходимость в защите свидетеля при нахождении в зале заседаний, суд имеет право допрашивать его без оглашения подлинных данных. В связи этим отсутствие реагирования на отказ в предоставлении информации как на преступление, не допустимо.

Граждане, отказавшиеся давать показания, ставят под угрозу раскрытие уголовного дела и мешают привлечь виновных к ответственности. Ответственность за отказ от дачи показаний.

В настоящее время неявка свидетеля на допрос на стадии предварительного расследование не является правонарушением.

Уклонение без уважительной причины не повлечет негативных последствий для уклоняющегося лица.

Для того чтобы отказ от дачи показаний мог стать причиной для уголовного наказания его необходимо зафиксировать. Это является возможным только при явке свидетеля или потерпевшего на допрос.

Из всего вышеуказанного следует то, что уголовно наказуемым является только отказ от дачи показаний непосредственно на допросе.

Перед началом допроса потерпевший и свидетель в обязательном порядке предупреждаются об ответственности за отказ от предоставления информации.

Помимо этого, каждому гражданину перед допросом разъясняется право о том, что он может не свидетельствовать против себя, своих родственников, жены или мужа. Этот факт удостоверяется подписью свидетеля или потерпевшего в протоколе.

Для наличия в действиях допрашиваемого лица состава преступления, достаточно оглашения им отказа от предоставления данных о правонарушении. После того как он выразит отказ необходимо выяснить причины этого и записать эту информацию в протокол.

Если причинами являются факты психического или физического воздействия и принуждения к отказу от дачи показаний, то после проверки этого заявления снимается вопрос об уголовной ответственности, так как исключается преступность таких действий допрашиваемого.

Помимо этого, при проведении допроса необходимо выяснить наличие и степень родства между допрашиваемым лицом и подозреваемым.

Следует заметить, что отказ от предоставления информации по уголовному делу адвокатами и священнослужителями, известной им в связи с осуществлением профессиональных обязанностей, не влечет за собой уголовной ответственности.

Когда потерпевший отказывается говорить причины отказа от дачи показаний, нужно выяснить эту информацию у его родственников. Если следствие установило, что потерпевшего никто не принуждал к отказу, и он отказался предоставлять данные о лице, с которым не состоит в родственной связи, то возбуждается уголовное дело.

Тем более что состав такого преступления является формальным, для признания его оконченным достаточно одного факта отказа от дачи показаний. Привлечение гражданина к уголовной ответственности не зависит от его последующей дачи показаний по уголовному делу. Оно только учитывается судом как смягчающее наказание обстоятельство.

В отдельных случаях свидетель или пострадавший, отказавшийся от дачи показаний, может быть освобожден от уголовной ответственности в связи с переменой обстановки.

Таким образом, совершенное им правонарушение перестает быть значимым и опасным для общества из-за добровольной и своевременной явки в правоохранительные органы и предоставления информации об обстоятельствах и основных фактах преступления, свидетелем которого он стал, а также данных о преступнике.

Применение статьи 77 Уголовного Кодекса РФ позволяет освобождать в данных ситуациях от уголовной ответственности исправившихся граждан, и способствует раскрытию преступлений, более опасных, чем отказ от дачи показаний.

Для осуществления этой цели, предпочтительнее всего прекращение всех уголовных дел открытых по нереабилитирующему основанию, которым является признание перемены обстановки и снижение опасности такого преступления. Мешает достижению этой цели существующая норма закона, которая крайне редко применяется в случае её нарушения.

Освобождение от ответственности в связи с признанием отказа отдачи показаний правонарушением не опасным для общества, к сожалению значительно ограничивается. Вышеуказанная статья Уголовного Кодекса РФ освобождает от уголовного наказания только тех свидетелей и потерпевших, которые совершили впервые подобное преступление средней или малой тяжести.

По этой причине законодательство не допускает стимулирования к предоставлению информации лиц отбывающих наказание, посредством освобождения от уголовной ответственности. Это препятствует расследованию дела, так как для заключенных отказ от дачи показаний является приемлемой и устоявшейся нормой поведения.

Уклонение от дачи показаний.

Кроме отказа от предоставления данных о преступлении на допросах довольно часто сталкиваются с уклонением от дачи показаний. В такой ситуации допрашиваемый гражданин односложно отвечает абсолютно на все вопросы (к примеру, «нет, не знаю», «не видел»).

Если строго следовать закону, то их нельзя подвергнуть уголовному наказанию, по той причине что невозможно опровергнуть восприятие допрашиваемым лицом того или иного факта, в связи с полным отсутствием адекватной информации.

Именно поэтому уголовному наказанию подвергаются только те граждане, которые прямо отказались от дачи показаний в процессе предварительного расследования преступления.

Для привлечения граждан к ответственности Уголовный кодекс применяется крайне редко, а в некоторых областях РФ вовсе не используется.

Вследствие того, что инициатива привлечения потерпевших и свидетелей к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний со стороны сотрудников правоохранительных органов, занимающихся расследованием преступлений, не поддерживается судьями, прокурорами и начальством следственных отделов полиции. Все это не связано, с тем что доказать вину допрашиваемого лица будет сложно, как раз наоборот.

Для признания вины необходимо выделить из уголовного дела материалы, связанные с этим лицом в отдельный документ и перенаправить их в орган дознания, приложив к нему постановление о привлечении указанного лица в качестве свидетеля или потерпевшего.

Затем, зафиксировать на бумаге отказ допрашиваемого гражданина о даче показаний и приобщить копию к общим материалам нового дела.

Следователь, который записал отказ от предоставления информации, не имеет права расследовать такое дело, именно потому, что является заинтересованным лицом, ведь для него важно раскрытие преступления. В такой ситуации, возможен допрос в качестве свидетеля, гражданина, который был сторонним наблюдателем в предыдущем процессе.

Вам будет интересно:  Эмансипация несовершеннолетних

У обвиняемого в совершении преступления лица, берут образцы почерка и подписей и вместе с документами, содержащими информацию об отказе, отправляют их на почерковедческую экспертизу.

Помимо этого, доказательством вины человека, отказавшегося от дачи показаний, являются показания лиц, которые говорят об отсутствии психического и физического давления и принуждения этого человека и об отсутствии родственных и дружеских связей между ним и преступником. Таких показаний более чем достаточно, для привлечения к уголовной ответственности, за отказ от предоставления следователю информации о преступлении.

Отсутствие судебной практики по возбуждению таких дел и огромное количество отказов без мотива, можно объяснить только моральной стороной проблемы. Закон соблюдается далеко не во всех подобных случаях.

Именно поэтому, сейчас, приоритетной задачей Уголовного Кодекса Российской Федерации является охрана прав человека.

Законодательство порой не способно обеспечить свидетелю или потерпевшему, полную безопасность после дачи им показаний для расследования преступления.

Таким образом, вопрос о том, охраняются ли законом в полной мере, свободы и права гражданина, который сначала пострадал от преступных действий со стороны третьего лица, затем отказался от предоставления информации и стал обвиняемым в преступлении, можно считать причиной множества дискуссий. В целях содействия правосудию и повышения эффективности законов, следует чаще применять статью 308 Уголовного Кодекса. Благодаря этому, появится возможность освобождения таких граждан от ответственности и уголовного наказания.

Публикацию подготовил председатель коллегии адвокатов “Особое мнение” Пахомов Михаил Владимирович

Источник: http://db-mnenie.ru/uslugi/dlya-fiz-lits/zashchita-po-ugolovnym-delam/publikatsii/otkaz-ot-dachi-pokazanij

Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний и свидетельский иммунитет

Одним из самых серьезных нововведений УК РФ в области преступлений против правосудия стало законодательное закрепления «свидетельского иммунитета», то есть основания непривлечения определенного круга лиц, допрашиваемых в качестве свидетелей или потерпевших, за отказ от дачи показаний.

Необходимость введения свидетельского иммунитета основана на его социальном назначении как средства обеспечения уважительного отношения личности, охраны ее прав и свобод, укрепления нравственных основ судопроизводства.

Никто не имеет права ставить человека перед обязанностью давать показания во вред наиболее близким людям, то есть фактически предавать последних.

Абсолютно права СИ. Прокопьева в том, что выбор варианта поведения в этом случае – «личное дело» каждого человека. Поэтому свидетельский иммунитет носит добровольный характер, предполагая возможность отказа от него.

Для европейской (в том числе и российской) правовой традиции характерно уважительное отношение к внутреннему миру человека, его супружеским и родственным связям, в которых есть только один судья – Господь Бог.

Слабые признаки того, что человеку дозволялось не уличать себя самого, можно встретить в древних памятниках. Так, согласно ст. 20 Псковской Судной Грамоты середины XV века, свидетель не давал клятвы говорить о себе только правду – присягой он лишь подтверждал свои показания.

А в Кратком изображении процессов или судебных тяжб от 1715 года считались «негодными» свидетели, связанные с обвиняемым «кровным или ближним» образом (таких свидетелей «принять в суде немочно»).Если признание и считалось лучшим доказательством виновности, то Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (18 45 год) в ст.

4 62 запретило принуждение обвиняемого к признанию – в этой норме в отечественном законодательстве впервые проявилась привилегия лица от самообвинения.

Российское Уголовное уложение 1903 года в главе 11 (ст. ст. 162-170) по сути сформулировало основанный на супружеской и родственных связях иммунитет от уголовного преследования за целый ряд преступлений -недоносительство о преступлении или преступнике, фальсификацию доказательств, укрывательство лица. Не подлежал наказанию «учинивший» любое из указанных преступлений, если оно совершалось им самим либо членом его семьи.

Таким образом, в начале нашего столетия в российском праве сформировался не столько «свидетельский иммунитет» в его традиционном понимании, сколько основанный на супружеских либо родственных связях иммунитет от уголовного преследования за совершение целого ряда однородных преступлений.

К сожалению, вышеописанная русская правовая традиция была прервана на многие десятилетия – ведь коммунистическое государство всегда ставило общественный долг выше «личного дела».

Нормы иммунитета от уголовного преследования, основанного на супружестве или родственных связях, появились в ст. 67 Конституции РСФСР в редакции Закона РФ от 21 апреля 1992 года.

В УК РСФСР 1960 года нормы рассматриваемого иммунитета были введены Законом РФ от 24 апреля 1993 года, в соответствии с которым устранялась уголовная ответственность супруга и близких родственников за заранее не обещанное укрывательство (ст. 18) и недонесение о преступлении (ст. 19).

Характерной особенностью явилось раскрытие понятия «близкие родственники» непосредственно в тексте уголовного закона – в соответствии с примечанием к ст. 19 УК РСФСР I960 года, под ними признавались «родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дед, бабушка и внуки». Остается лишь сожалеть, что подобная дефиниция отсутствует в тексте УК РФ 1996 года.

Свидетельский иммунитет определенного круга лиц получил непосредственное закрепление в УК России 1996 г.

Он не предполагает наличия неприкосновенности лица, им обладающего, и относится к частно уголовным иммунитетам (то есть к иммунитетам, регламентирующим особый порядок наступления уголовной ответственности по конкретным статьям УК).

Изначально уголовно-правовое содержание свидетельского иммунитета установлено в ч. 1 ст. 51 Конституции России, в соответствии с которой «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом».

Примечание к ст. 308 УК РФ 1996 г. практически полностью воспроизводит эту формулировку: «Лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников».

И если исключение уголовной ответственности за отказ от дачи свидетельских показаний против себя самого прямо вытекает из привилегии от самообвинения, то непосредственно в свидетельский иммунитет супруга и близких родственников, закрепленный в Уголовном законе, основанный на семейном и родственном статусе допрашиваемого лица.

В круг лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, помимо супруга и супруги, включены «близкие родственники» – то есть родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки (п. 4 ст. 5 УПК РФ). Тем не менее представляется необходимым определить круг близких родственников, пользующихся свидетельским иммунитетом, непосредственно в Уголовном законе – в примечании к ст. 308 УК РФ.

Исходя из родственно-семейных связей, мы солидарны с позицией о том, что в круг формально определенных лиц, пользующихся свидетельским иммунитетом на основании семейных и родственных связей, должны включаться родители, дед и бабка супруга.

Действительно, согласно ст. 1 Семейного кодекса России 1995 года («Признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния»), право на отказ от дачи показаний имеет формальный супруг лица.

Но сущность свидетельского иммунитета состоит в том, что нельзя ставить человека перед необходимостью предавать близких себе. Общеизвестно, что семейные отношения нередко далеки от идеала. Вполне допустима ситуация, когда субъективно наиболее дорогим для лица является человек, не являющийся супругом или близким родственником. А последние могут относиться к лицу резко негативно.

Сказанное верно и с обратной стороны.

Именно в силу этих соображений необходимо распространить свидетельский иммунитет и на субъективно близких лицу людей. В их число вполне могут попадать сожительствующие, не состоящие в официальном браке и их родители.

И если следовать «нравственным началам» уголовного закона, такое предложение напрашивается само собой.» Кстати, сожительствующие и их общие дети по отношению друг к другу обладают свидетельским иммунитетом.

Почему же первые не могут пользоваться этим иммунитетом между собой?

Тем более, что УК РФ в ряде статей Особенной части ввел понятие «близкого лица», круг которых далеко не исчерпывается супругом и близкими родственниками (п. «б» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 2 ст. 111, ст. 317 и др.); а новый УПК РФ законодательно закрепил круг таких близких лиц, отнеся к ним иных (за исключением близких родственников) лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений (п. 3 ст. 5 УПК РФ),В примечании к ст.

308 УК РФ указано, что свидетель и потерпевший не подлежат уголовной ответственности, если отказываются от дачи показаний «против» себя и перечисленных лиц. Что надо понимать под «показаниями против»?

Характер даваемых показаний оценивается самим субъектом, ибо их юридическая оценка имеет место в судебном решении. Если исходить из буквы Уголовного закона, то нельзя согласиться с позицией о допущении отказа от дачи любых, в том числе и оправдывающих показаний. Поэтому под показаниями «против» себя и иных лиц надо понимать любые сведения уличающего характера.

Иными словами, круг фактических данных, о которых свидетель вправе умолчать или отказаться свидетельствовать, должен быть ограничен «только уголовно-противоправными интересами лица и его близких».

При этом качественную характеристику показаний «против» необходимо свести к мнению самого допрашиваемого свидетеля или потерпевшего – он имеет право отказаться от дачи таких показаний, основываясь только на своем понимании характера показаний.

С другой стороны, вполне обоснована точка зрения, что закон не допускает «права на ложь». Наличие родственных и супружеских связей не означает невозможности дачи показаний как таковых.

Если лицо отказывается от свидетельского иммунитета, и дает заведомо ложные показания, оно должно нести ответственность по ст. 307 УК РФ.

Поэтому нельзя согласится с предложением исключить уголовную ответственность для супруга и близких родственников за дачу заведомо ложных показаний.

В литературе также предложено распространить свидетельский иммунитет на потерпевшего на основании того, что он допрашивается по правилам допроса свидетеля. Но в уголовно-материальном плане специальная оговорка относительно потерпевшего излишня, так как он вполне подпадает под дефиницию «лица, свидетельствующего против себя».

Универсальная ценность свидетельского иммунитета проявляется также в том факте, что уголовное законодательство практически всех развитых стран исходит из приоритетной силы иммунитета от обвинения себя и близких лиц над обязанностью давать показания в процессе правосудия.

Рассмотрим основные положения о свидетельском иммунитете в уголовном праве ряда зарубежных стран.

В современном законодательстве стран общего права существуют два вида свидетельского иммунитета:

Источник: https://superinf.ru/view_helpstud.php?id=679

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть