8(800)350-83-64

Введение в заблуждение

Введение в заблуждение потребителя: защита его прав по закону

В сегменте потребительских отношений часто встречается намеренное введение в заблуждение покупателя. Заключаться оно может в обмеривании, обвешивании и в других обманных трюках. Но Федеральный закон не ограничивается регулированием только торгово-финансовых отношений, поэтому введение в заблуждение с любой целью предусматривает определенную ответственность.

Вид ответственности будет зависеть от механизма обмана и от конечных мотивов.

Введение в заблуждение покупателя

Относительно прав потребителя в РФ действует довольно обширная законодательная база. Права потребителя являются важным гражданским институтом, и их нарушение в любом виде преследуется по закону. Главным надзорным органом, контролирующим соблюдение прав потребителя, является Роспотребнадзор.

Именно здесь рассматривается большинство заявлений от рядовых граждан, ставших жертвами недобросовестных действий исполнителей, производителей, изготовителей, продавцов, и других участников рынка.

Покупатели имеют право предъявлять претензии в адрес контрагентов, если товар или услуга не соответствуют предварительной информации. Если продавец намерено преувеличивает свойства или качество своей продукции, что по факту не соответствует действительности, то это в РФ уже будет считаться прямым обманом. Не говоря уже о незаконной продаже или о намеренном обсчете любого потребителя.

С целью получения выгоды

Давно известно, что данный механизм, так или иначе, направлен на получение какой-либо выгоды.

В заблуждение с целью получения, к примеру, материальной выгоды, отдельных неимущественных преференций, для получения сведений или информации, с целью приближения какого-либо события.

Но, уверено можно говорить, что чаще всего вводятся в обман именно покупатели или потребители. Второй участник правоотношения, таким образом, получает материальную выгоду.

При заключении договора

При таких обстоятельствах заключение договора может быть окончено, но впоследствии сторона подвергшаяся заблуждению может в одностороннем порядке расторгнуть договор и отменить все юридические последствия, предусмотренные его условиями. Делается это либо по совместной договоренности с другой стороной, либо через суд. В суде будет необходимо доказать, что при заключении договора вторая сторона намерено ввела в заблуждение заявителя.

При этом будет необходимо предоставить все возможные доказательства. Если суд по такому иску вынесет положительное решение, то заключенный договор будет отменен. Если гражданина ввели в заблуждение при заключении договора, он может обратиться в суд в течение 3-х лет.

Введение следствия в заблуждение

Направление работы следствия по ложному пути обычно является целью подозреваемых или обвиняемых, реже свидетелей, которые участвуют в деле. Независимо от статьи, и от категории преступления, не допускается сообщать следствию заведомо ложные данные, тем самым вводя его в заблуждение.

В ином случае вопрос может касаться непредумышленного обмана со стороны участника процесса. В соответствии с действующим УКРФ лишь в этом случае лицо не будет подлежать ответственности.

Умышленное введение в заблуждение

Отдельной статьи по таким обстоятельствам не предусматривается, потому что это очень обширное явление, которое охватывает практически все сферы гражданского оборота.

В большинстве случаев такие действия являются умышленными, поэтому за их совершение предусматривается гражданская, административная, или уголовная ответственность.

Механизм совершения такого правонарушения, как правило, не предусматривает причинение вреда сразу после окончание отношений. Вред, и все другие возможные негативные обстоятельства обнаруживаются уже после завершения отношений.

К примеру, если обман имел место при заключении договора, то пострадавшая сторона обнаруживает это только после определенного времени.

Это делается умышленно, чтобы лицо не смогло вовремя обратиться в компетентные органы за восстановлением своего законного права.

И напротив, мошенник этим самым выигрывает время, чтобы как можно тщательнее скрыть все последствия совершения им противоправных действий. Очень часто это касается отношений между покупателями и потребителями с продавцами.

Ответственность по закону

На сегодняшний день существует несколько статей, предусматривающих ответственность за такие действия. Статья за номером 14.7 нынешнего КоАП – действует в защиту покупателей и потребителей.

Статья 307 УКРФ – намеренное сообщение не достоверных данных следствию.

Помимо этого в РФ существует профильный закон о защите потребительских прав, а так же ряд методических рекомендаций ежегодно издаваемых Роспотребнадзором.

Источник: http://classomsk.com/grazhdanskoe-pravo/vvedenie-v-zabluzhdenie-potrebitelya-zashhita-ego-prav-po-zakonu.html

Ответственность за введение потребителя в заблуждение и последующий обман

Каждый из нас хотя бы раз в жизни становился жертвой обмана. Причем зачастую это происходит в сфере товаров и услуг.

Нерадивый продавец стремится ввести в заблуждение своего покупателя — ситуация если не из кино, то из «бородатого» анекдота уж точно. Большинство из нас точно не знает, как защитить свои потребительские права.

Тем не менее, обманом потребителей ведают несколько административных и уголовных статей.

Эти статьи позволяют введенным в заблуждение покупателям отстоять свои права. Через суд или уполномоченные органы государственной исполнительной власти.

Не хотите показаться наивным простаком, введенным в заблуждение, пользуйтесь своими правами, которыми наделили потребителей Гражданский и Уголовный кодексы.

Введение в заблуждение — деяние наказуемое, и доказать его совершение зачастую реально.

Что значит ввести в заблуждение

Введение в заблуждение потребителей можно осуществить в сотнях различных форм. Самые распространенные из них следующие действия в отношении покупателя обозначаются в положениях статьи Кодекса об административных правонарушениях за номером 14.7:

  • обсчет — ситуация, знакомая для каждого покупателя. Продавец не додает сдачи, подтасовывает купюры меньшего достоинства. При этом важно учесть преднамеренное это действие или нет. Случайные ошибки в счет не идут и к категории «заблуждение» не относятся. Да и кто ж пойдет жаловаться, если ситуация разрешена на месте или продавец ошибся не в свою пользу!
  • обвес — положение аналогичное, только продавец ошибается в норме веса. И конечно, не в пользу покупателя. Это один из самых популярных способов ввести в заблуждение;
  • обман, который заключается в искажении или изменении характеристик товара или услуги в глазах покупателя. Например, в туристическом агентстве вы оплатили 10 дней в пятизвездочном отеле на берегу Черного моря. А по факту получили отель 3* или того хуже;
  • продажа покупателю или группе потребителей одного товара вместо другого (например, другой сорт, вид, тип продукта, который иногда сложно отличить в процессе приобретения);
  • преднамеренное сокрытие от покупателя или группы потребителей того, что товар стоит меньше, чем было оговорено ранее, умышленное предоставление приобретателю покупки не в полном объеме.

Это далеко не полный перечень возможных вариантов введения в заблуждение потребителей. Положение дел с мошенничествами в системе взаимоотношений «продавец-покупатель» довольно сложное. В действиях продавца должен присутствовать умысел, создание ситуации, чтобы покупатель или целая группа потребителей оказались введенными в заблуждение.

Поправки в законодательной базе

Несколько лет назад в Гражданском кодексе были отредактированы положения о введении в заблуждение. Статьи ГК изменились относительно вопроса обмана потребителей. Пункты статьи 178 были интерпретированы так:

  • если раньше продажа считалась осуществленной с введением в заблуждение покупателя, когда обман расценивался как значительный, то сейчас этот довольно абстрактный пункт был изменен. Заблуждение должно быть настолько сильным, что если бы клиент знал об утаенных обстоятельствах, то он не совершил бы эту сделку, будь это товар или услуга — неважно;
  • возмещение материального ущерба, возникшего в результате введения в заблуждение, произойдет, если потребитель докажет вину продавца. Это старый вариант статьи 178. По новым нормам компенсироваться должна не только стоимость товара или услуги, но и упущенная потребителем выгода.

Что грозит

Ввести в заблуждение — это значит либо совершить правонарушение, либо преступление. В зависимости от масштабов действия. Если совершено правонарушение, то продавец или обманувшая сторона сделки получил незаконную выгоду от потребителей не более 1/10 МРОТ.

По факту это обвес покупателя, обсчет покупателя и другие незначительные нарушения — КоАП (пункты статьи 14.7).

В качестве наказания за это действие положен штраф: 3-5 тысяч рублей для гражданина, 10-30 тысяч — для должностного лица, 20-50 тысяч — для юридических лиц и организаций.

Если обман касался качества продукта или его товарных свойств, которые неверно указал продавец для потребителей, то параметры штрафных санкций незначительно меняются: 3-5 тысяч рублей для гражданина, 12-20 тысяч — для лиц при должностях. А вот для юрлиц, вводящих в заблуждение потребителей, вырастает сумма существенно: от 100 до 500 тысяч в российской валюте.

Введение в заблуждение потребителей в особо крупном размере (выше 1 МРОТ) карается более сурово. Здесь могут быть не только штрафы, но и обязательные работы (180-240 часов), исправительные работы (на год или даже 2 года), которые может получить продавец за обман потребителей.

А если гражданин, предприниматель или уполномоченное лицо совершил рецидив, то дело переходит в уголовную плоскость, и преступник может получить за введение в заблуждение до 2-х лет заключения. За это также суд может лишить права занимать определенные должности (до 3-х лет). Регулируют введение в заблуждение положения УК России.

Что может сделать пострадавшая сторона

Права введенного в заблуждение потребителя можно и нужно отстаивать.

Вне зависимости от того, приобрели ли вы некачественный товар или услуга, полученная вами, была совсем не того уровня, на который вы рассчитывали.

Положения статьи 178 и пункты статьи 179 ГК РФ о введенных в заблуждение потребителях и судебные иски по ней — далеко не весь спектр мер, которыми можно воздействовать на нерадивых продавцов или мошенников.

Следующие шаги можно предпринять, если вы были введены в заблуждение, когда приобретали товар или услугу. На стороне потребителей находятся следующие государственные и негосударственные органы.

Источник: http://SovetYuristov.ru/otvetstvennost/vvod-v-zabluzhdenie.html

Введение потребителя в заблуждение

Другой формой недобросовестной конкуренции является: «введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товаров».

Введение потребителей в заблуждение так же, как и дискредитация конкурента, имеет своей целью привлечение внимания к своим товарам путем распространения не соответствующей действительности информации.

Однако, в отличие от случаев дискредитации конкурента, здесь акцент делается не на ложных или обманных заявлениях в отношении конкурента и его товаров, а на недостоверной информации в отношении собственных товаров.

Этот недобросовестный прием часто используется в конкурентной борьбе. Причем, в подавляющем большинстве случаев он применяется предприятиями, не имеющими широкой известности на рынке, но стремящихся с помощью любых средств, в том числе и нечестных, продвинуть свой товар.

Безусловно, запрет этой формы недобросовестной конкуренции направлен на защиту и поддержку честной конкуренции. Это, в общем, является основополагающей целью Закона о конкуренции.

Однако немаловажным является и то, что такие действия хозяйствующих субъектов, как введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товаров могут привести к серьезным негативным последствиям для рынка соответствующих товаров, а также нанести ущерб самим потребителям.

Следовательно, реализация предусмотренных Законом о конкуренции мер по пресечению рассматриваемой формы недобросовестной конкуренции также способствует нормальному функционированию товарных рынков и защите интересов потребителей.

Понятие введение в заблуждение не ограничивается заведомо обманными заявлениями или утверждениями, которые могут создать ложное впечатление у потребителя.

Вам будет интересно:  Избиение несовершеннолетнего

Так, в ряде случаев правдивые утверждения также могут ввести потребителей в заблуждение относительно более высоких потребительских свойств того или иного товара, если при этом, например, подчеркивается, что продукция именно данного производителя отличается такими-то параметрами, хотя согласно принятым стандартам этим параметрам соответствует аналогичная продукция любого производителя. В результате этого у потребителя может возникнуть ложное впечатление, что только товар данного производителя обладает такими-то потребительскими свойствами, тогда как на самом деле искомые потребительские свойства присущи аналогичным товарам других производителей.

Федеральный закон «О рекламе» значительно расширяет перечень действий, которые относятся к актам недобросовестной конкуренции, связанным с распространением в рекламе хозяйствующими субъектами недостоверной информации о своих товарах.

Например, статья 6 этого закона предусматривает такой состав этого правонарушения, как введение потребителей в заблуждение относительно рекламируемого товара посредством злоупотребления доверием физических лиц или недостатком у них опыта, знаний, в том числе в связи с отсутствием в рекламе части существенной информации.

Кроме того, статья 7 Федерального закона «О рекламе» конкретизирует действия, относящиеся к недостоверной рекламе.

Эта статья запрещает использовать в рекламе не соответствующие действительности сведения в отношении не только таких характеристик товара, как природа, состав, назначение, потребительские свойства и т.д.

, но и в отношении, например, результатов исследований и испытаний, официального признания, получения дипломов, призов и иных наград, а также ссылок на какие-либо рекомендации или одобрения. Всего статья содержит 18 разновидностей рассматриваемой формы недобросовестной конкуренции применительно к рекламе.

Некорректное сравнение товаров

Следующей формой недобросовестной конкуренцией, предусмотренной Законом о конкуренции, является некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов. Несмотря на то, что эта форма недобросовестной конкуренции предусмотрена Законом о конкуренции, проявляется она, в основном, в рекламе и раскрывается через понятие «сравнительная реклама».

Во-первых, сравнением считается любое сопоставление своего товара с товаром конкурента (конкурентов), включая превосходную степень (лучший, самый и т.д.), при использовании которой товар конкурента (конкурентов) не называется, но подразумеваются товары всех возможных конкурентов.

Во-вторых, следует иметь в виду, что хотя антимонопольное законодательство и законодательство о рекламе не запрещают хозяйствующим субъектам в какой-либо форме сравнивать свои товары с товарами других производителей или продавцов, тем не менее, на практике правоприменительные органы относятся к подобным действиям с большим подозрением. Это связано с тем, что, за редким исключением, такие сравнения, как правило, оказываются некорректными.

В-третьих, любое публичное применение сравнительной рекламы требует обязательного наличия у хозяйствующего субъекта документального подтверждения заявленного превосходства своего товара над товаром конкурента (причисления своего товара к товарам конкурента). В противном случае, такие действия могут быть квалифицированы как недобросовестная конкуренция.

Таким образом, некорректным сравнением хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов будут считаться осуществляемые в любой форме и с помощью любых средств публичные высказывания, заявления, утверждения и т.д., в которых свои товары сопоставляются с товарами (причисляются к товарам) других хозяйствующих субъектов, включая использование превосходной степени (лучший, самый и т.д.), в отсутствие документального подтверждения заявленного превосходства своего товара над товаром конкурента (причисления своего товара к товарам конкурента).

В качестве документального подтверждения могут выступать статистические данные, результаты различных исследований, данные экспертиз, опросы общественного мнения и т.п.

Федеральный закон «О рекламе» устанавливает нормы, регулирующие использование сравнений в рекламе. Так, статья 6 этого закона причисляет к недобросовестной такую рекламу, которая содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с товаром (товарами) других юридических или физических лиц.

Одновременно, в статье 7 Федерального закона «О рекламе» недостоверной признается реклама, в которой присутствуют не соответствующие действительности сведения в отношении сравнений с другим товаром (товарами), а также использования терминов в превосходной степени, в том числе путем употребления слов «самый», «только», «лучший», «абсолютный», «единственный» и тому подобных, если их невозможно подтвердить документально; а также с правами и положением иных юридических или физических лиц.

Определение недобросовестной конкуренции

История вопроса

Понятие недобросовестной конкуренции появилось в законодательстве Российской Федерации после принятия Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее — Закон о конкуренции) от 22 марта 1991 года. В статье 10 этого закона устанавливался запрет на недобросовестную конкуренцию, содержание которой раскрывалось через примерный перечень форм недобросовестной конкуренции.

С принятием Конституции Российской Федерации в 1993 году запрещение недобросовестной конкуренции получило закрепление на конституционном уровне. Так, в силу пункта 2 статьи 34 Конституции РФ не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

25 мая 1995 года, после принятия Федерального закона «О внесении изменений в Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» в Закон о конкуренции было введено законодательное определение понятия недобросовестной конкуренции (статья 4), что значительно расширило правовые рамки защиты от нечестных приемов в конкурентной борьбе.

Таким образом, в Российской Федерации реализация концепции специального закона, определяющего правовые основы регулирования отношений, влияющих на конкуренцию, привела к установлению в одном законодательном акте правовых норм, направленных на предупреждение, ограничение и пресечение монополистической деятельности (собственно правила антимонопольного законодательства) и норм, регламентирующих добросовестность поведения на рынке субъектов предпринимательской деятельности (правила законодательства о защите от недобросовестной конкуренции).

Оба законодательства (как антимонопольное, так и законодательство о защите от недобросовестной конкуренции) имеют один предмет регулирования, а именно: отношения, влияющие на конкуренцию; схожие методы правового регулирования: предписания, запреты; практически тот же субъектный состав участников регулируемых правоотношений: хозяйствующие субъекты (термин в значении понятия, определенного статьей 4 Закона о конкуренции); и, наконец, единую цель — обеспечение условий для создания и эффективного функционирования товарных рынков.

Вместе с тем нужно иметь в виду, что монополистическая деятельность имеет отличную от недобросовестной конкуренции экономическую природу. Монополистическая деятельность (злоупотребление доминирующим положением и ограничивающие конкуренцию соглашения) всегда связана с неправомерным использованием имеющейся рыночной (экономической) власти.

Недобросовестная конкуренция, как правило, не зависит от возможности использования рыночной власти.

Ее арсенал неправомерных средств и приемов ведения конкурентной борьбы другой: введение потребителей в заблуждение, обман, дискредитация конкурента, незаконное использование объектов интеллектуальной собственности, промышленный шпионаж и т.д.

При этом и монополистическая деятельность, и недобросовестные конкурентные действия преследуют одни и те же цели: получение необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности.

Понятие «недобросовестной конкуренции»

Легальное определение этого понятия выглядит так: «Недобросовестная конкуренция — любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации».

Таким образом, под недобросовестной конкуренцией в Законе о конкуренции понимаются действия определенного вида, для признания которых недобросовестной конкуренцией необходимы, по крайней мере, два условия: во-первых, направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов должны противоречить положениям действующего законодательства либо обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости; во-вторых, указанные действия должны либо иметь негативные последствия для хозяйствующих субъектов-конкурентов в виде причинения убытков или нанесения ущерба их деловой репутации, либо обладать такой потенциальной возможностью.

Следовательно, для квалификации тех или иных действий хозяйствующих субъектов как недобросовестной конкуренции совершенно недостаточно, чтобы эти действия нарушали действующее законодательство или не соответствовали обычаям делового оборота и т. п. Необходимо и второе условие — названные действия должны иметь те или иные негативные последствия для конкурента.

В правовой дефиниции «недобросовестной конкуренции» используются такие термины как «обычаи делового оборота», «добропорядочность», «разумность», «справедливость». Проблема заключается в том, что содержание не всех указанных терминов раскрывается в Российском законодательстве.

Если понятие «обычаи делового оборота» можно считать достаточно разработанным в гражданском законодательстве, то значение терминов «добропорядочность», «разумность», «справедливость» остается размытым.

Так, согласно статье 5 ГК РФ под обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Из этой статьи ГК РФ также следует, что обычаи делового оборота применяются, если отношения сторон не определены нормами законодательства и условиями договора между ними.

В то же время нужно иметь в виду, что в гражданском законодательстве используются понятия «добросовестность», «разумность», «справедливость».

Так, пунктом 2 статьи 6 ГК РФ установлено, что при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогии права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

В пункте 3 статьи 10 ГК РФ дается указание на разумность и добросовестность действий участников гражданских правоотношений, которые предполагаются в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно.

Также следует учитывать особенности, связанные с применением понятия «разумности». Этот термин, по всей видимости, заимствован из американской системы общего права.

Так, «правило разумного подхода», впервые примененное в 1711 году, продолжает оставаться в США стандартом в схожих судебных разбирательствах в сфере антитрестовского законодательства.

Однако необходимо заметить, что значение этого правила изменялось вместе с изменением общей антитрестовской доктрины.

Вам будет интересно:  Признание безвестно отсутствующим

Несмотря на указанные трудности, все же существует ряд параметров, которые позволяют установить, какая предпринимательская деятельность может рассматриваться в качестве добросовестной, а какая — недобросовестной.

Например, к общепризнанным чертам недобросовестного предпринимательского поведения следует отнести попытки добиться успеха в конкуренции не за счет своих собственных достижений с точки зрения качества, цены товаров (работ, услуг), а путем неправомерного использования каких — либо положительных результатов деятельности конкурента или оказания влияния на потребительский спрос ложными либо вводящими в заблуждение утверждениями.

Кроме того, при определении добросовестности либо недобросовестности поведения на рынке следует учитывать и мнение самих предпринимателей.

Исходя из этого, практика, квалифицируемая самими предпринимателями как непорядочная, не может считаться добросовестной конкуренцией.

Однако нужно заметить, что обобщение, а главное применение в качестве доказательств такого рода аргументов может оказаться непростым делом, связанным с использованием статистических, социологических и иных методов исследования.

При применении понятия «недобросовестная конкуренция» нужно учитывать и такое необходимое условие как осуществление субъектами правоотношения предпринимательской деятельности на одном товарном рынке.

Из этого следует, во-первых, что субъект, в отношении которого совершаются действия, подпадающие под понятие «недобросовестная конкуренция», и субъект, который совершает такие действия, должны заниматься предпринимательской деятельностью и являться хозяйствующими субъектами в смысле понятия, определенного в статье 4 Закона «О конкуренции…».

Согласно этому понятию хозяйствующие субъекты — это российские и иностранные коммерческие организации и их объединения (союзы или ассоциации), некоммерческие организации, за исключением не занимающихся предпринимательской деятельностью, в том числе сельскохозяйственных потребительских кооперативов, а также индивидуальные предприниматели.

И, во-вторых, названные субъекты должны находиться в конкурентных отношениях, то есть работать на рынок того же товара либо взаимозаменяемых товаров.

Распространение ложных, неточных, искаженных сведений

Статья 10 Закона о конкуренции содержит общий запрет недобросовестной конкуренции, а также открытый перечень конкретных действий, которые законодатель относит к недобросовестной конкуренции.

Эти действия подлежат запрету независимо от того отвечают они условиям, определенным в понятии недобросовестной конкуренции, или нет.

Вернее, в данном случае не требуется соотносить действия, квалифицируемые как недобросовестная конкуренция в силу статьи 10 Закона о конкуренции, с понятием «недобросовестная конкуренция», данным в статье 4 этого закона.

Перечисленные в статье 10 Закона о конкуренции составы правонарушений относятся к прямым нормам, подлежащим применению непосредственно.

Первым видом (формой) недобросовестной конкуренции в упомянутом перечне предусматривается: «распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту или нанести ущерб его деловой репутации».

Источник: http://MirZnanii.com/a/218959/vvedenie-potrebitelya-v-zabluzhdenie

Что такое дезинформация

Работая с информацией, мы часто сталкиваемся с тем, что попавшие к нам данные, мягко говоря, не соответствуют действительности. Причины такому положению дел были рассмотрены выше. И среди них есть одна, которая требует особого внимания. Это дезинформация, или распространение искаженных или заведомо ложных сведений с целью ввести в заблуждение получателя информации.

Дезинформация — это способ воздействия на человека, заключающийся в намеренном предоставлении ему такой информации, которая вводит его в заблуждение относительно истинного положения дел.

Цель такого воздействия всегда одна — оппонент должен поступить так, как это вам необходимо. Его поступок может заключаться в принятии нужного вам решения или отказе от принятия невыгодного для вас решения.

Но в любом случае конечная цель — это действие, которое будет предпринято вашим оппонентом.

Дезинформацию можно условно разделить на следующие виды:

  • введение в заблуждение конкретного лица или группы лиц (в т.ч. и целой нации);
  • манипулирование (поступками одного человека или группы лиц);
  • создание общественного мнения относительно какой-то проблемы или объекта.

Введение в заблуждение — это не что иное, как прямой обман — предоставление ложной информации.

Манипулирование — это способ воздействия, направленный непосредственно на изменение направления активности людей.

Выделяют следующие уровни манипулирования:

  • усиление существующих в сознании людей выгодных манипулятору ценностей (идей, установок);
  • частичное изменение взглядов на то или иное событие или обстоятельство;
  • кардинальное изменение жизненных установок.

Дезинформирование (введение в заблуждение и манипулирование) тем сложнее осуществить, чем осведомленнее является объект манипулирования.

Отсюда и основополагающие правила дезинформирования:

  1. объект дезинформирования должен быть максимально отрезан от источников информации по интересующей или смежным темам — для него (объекта) должно быть непросто, а лучше невозможно получить дополнительную информацию или проверить имеющуюся;
  2. объект манипулирования в процессе обработки необходимо снабжать информационным суррогатом — урезанной информацией, только той информацией, которая отвечает задаче манипулятора.

Основные направления стратегического дезинформирования:

  • введение в заблуждение конкурента относительно истинного времени начала тех или иных крупных мероприятий на рынке (новое производство, рекламная акция, маркетинговое исследование и т.п.);
  • создание иллюзии подготовки крупномасштабных операций на ложном направлении;
  • широкое освещение «труднопреодолимых» проблем;
  • «утечка» заведомо заниженных или завышенных экономических и производственных показателей;
  • преувеличение или занижение отрицательного влияния климатических, бытовых, социальных и иных условий на перспективность того или иного направления;
  • критика «низкого качества» продукции;
  • значительное преувеличение ваших возможностей (экономических, политических, социальных, административных и т.п.);
  • демонстрация серьезных намерений на направлении, которое, как вам известно, бесперспективно.

Отдельно стоит осветить такой способ дезинформации, как распространение слухов. Слух — это специфический вид информации, появляющийся спонтанно как средство заполнения информационного вакуума либо специально распространяемый.

Для того чтобы информация стала слухом (чтобы ее стали инициативно транслировать), т.е. для ее распространение, не нужно дополнительных усилий, необходимо:

  • чтобы информация была значима для членов среды распространения;
  • чтобы информация была им понятна;
  • чтобы обладание такой информации способствовало повышению престижа.

Необходимо различать:

слухи-желания;

слухи-пугала;

разобщающие слухи.

«Слухи-желания» — это ожидания той среды, в которой данный слух распространяется. Такие слухи часто используют для деморализации людей. Осуществляется это следующим образом. Выявляется или распространяется слух-желание, но те предположения, которые в нем присутствовали, не исполняются. Через некоторое время наступают разочарование и, как
следствие, деморализация.

«Слухи-пугала» это страхи людей. Такие слухи инициируют состояние тревоги, неуверенности, безысходности, а иногда и паники. В военное время это слухи о сверхоружии у противника, о нехватке продовольствия, о заражении местности и т.п.

«Разобщающие слухи» — это недовольство людей социальным или расовым положением. Такие слухи нарушают социальные связи, вызывают расслоение общества, лишают руководство поддержки рядовых членов.

Слухи бывают:

  • полностью недостоверные;
  • частично недостоверные;
  • правдоподобные.

Для погружения в проблему предлагаю ознакомиться с работой доктора физико-математических наук Б. Каценеленбаума «Демагогия: опыт классификации», в которой автор описывает всевозможные способы дезинформирования. Здесь она приводится полностью.

За много столетий существования этого термина (демагогия) содержание его неоднократно менялось. Например, в «Советском энциклопедическом словаре» 1985 года издания в определении участвуют слова «обман», «малосознательные массы» и так далее.

Мы будем понимать под демагогией совокупность методов, позволяющих создать впечатление правоты, не будучи правым. При таком понимании демагогия находится между логикой и ложью.

От логики она отличается тем, что используется для отстаивания неправильного суждения, от лжи — тем, что демагог не формулирует это суждение, а лишь подводит к нему слушателя, поручая тому самому обманывать себя.

Разумеется, приведенное определение — не единственно возможное понимание демагогии, но это та ее форма, которая, вероятно, наиболее интересна читателям «Науки и жизни».

Из этого определения следует и классификация методов демагогии — по степени их близости к логике и по постепенному переходу ко лжи.

Заметим, кстати, что ложь заслуживает не только осуждения, но и анализа или хотя бы классификации.

Источник: https://psyera.ru/2532/chto-takoe-dezinformaciya

Защита средств индивидуализации: товарный знак и введение потребителей в заблуждение

В силу подп. 1 п. 3 ст. 1483 ГК РФ не допускается регистрация в качестве товарного знака ложного обозначения, а также обозначения, способного ввести потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

В пункте 37 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков  (утв. Приказом Минэкономразвития России от 20.07.2015 г.№ 482) конкретизируется, что к указанным обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя не соответствующие действительности представления о качестве товара, его изготовителе или месте происхождения.

При этом обозначение признается вводящим потребителя в заблуждение (ложным), даже если таковым является не все обозначение, а только один из его элементов.

Как видим, понятие обозначения, вводящего в заблуждение, достаточно абстрактно.

Для того, чтобы понять, какими критериями будут руководствоваться эксперты Роспатента при выявлении у товарного знака способности ввести потребителя в заблуждение, обратимся к разделу 3 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений (утв. Приказом Роспатента № 39 от 23.03.2001 г.; далее по тексту — «Рекомендации»).

В тексте указанных Рекомендаций, в частности, указывается, что способность ввести в заблуждение не вполне очевидна, она достигается через ассоциативный ряд и носит вероятностный характер. Для выявления обозначений, способных ввести в заблуждение, Рекомендациями предлагается некий алгоритм действий эксперта по каждому из элементов обозначения.

Для начала эксперту предстоит ответить на вопрос, может ли элемент вызвать у потребителя ассоциативное представление о товаре, способное ввести его в заблуждение.

Если способность ввести в заблуждение выявляется, то целесообразно ответить на вопросы: являются ли ассоциативные представления правдоподобными, способен ли потребитель поверить этим ассоциативным представлениям.

Для иллюстрации этого алгоритма приводится следующий пример: обозначение «НЕКТАР ЖИЗНИ» в отношении минеральной воды не соответствует действительности, поскольку нектар — это сок, выделяемый медоносными растениями. Вместе с тем, такое обозначение не является правдоподобным — потребитель будет воспринимать его как фантазийное, а значит, не будет введен в заблуждение.

Вам будет интересно:  Неисполнение мирового соглашения

Как и любая другая оценочная категория, способность обозначения ввести потребителя в заблуждение оставляет специалистам широкий простор для субъективных интерпретаций. Эксперт Роспатента, анализирующий товарный знак, руководствуется своими умозрительными представлениями о восприятии обозначения потребителем, т.е.

предполагает способность ввести потребителя в заблуждение, а не работает со случившимся фактом. При этом конструкция соответствующих норм ГК РФ по сути возлагает бремя доказывания охраноспособности обозначения на заявителя (ст. 1499 ГК РФ). В этой связи при проверке охраноспособности обозначения необходимо оценить риск применения Роспатентом подпункта 1 п. 3 ст.1483 ГК РФ, проанализировав судебную практику и рекомендации Роспатента на этот счет.

Анализ соответствующих решений Роспатента и судебной практики показывает, что способность обозначения ввести потребителя в заблуждение касается в основном трех аспектов:

  • вида (основного качества) товара;
  • места происхождения товара;
  • изготовителя товара.

Рассмотрим каждый из вышеуказанных аспектов в отдельности, приведем соответствующие примеры из судебной практики.

Введение в заблуждение относительно вида (свойства) товара.

Критерии, которыми будет руководствоваться эксперт при проверке обозначения на его способность ввести потребителя в заблуждение относительно вида (свойства) товара, изложены выше.

В качестве примера из судебно-арбитражной практики приведем дело № А40-15367/2007. ООО заявило к регистрации словесное обозначение «ТАН», в том числе, в отношении товаров: химические продукты, фармацевтические препараты, кофе, чай, какао и т.п.

Суды признали обоснованность отказа в регистрации указанного товарного знака, поскольку лексическая единица «ТАН» известна в качестве названия кисломолочного продукта и, не обладая, фантазийностью, вводит потребителя в заблуждение относительно свойств товаров, на которые заявитель предполагал распространить действие товарного знака.

Введение в заблуждение относительно места происхождения товара (места производства и сбыта).

Рекомендациями Роспатента (п. 3.3., 3.4.) предлагается алгоритм анализа обозначения, в котором присутствуют географические названия. Во-первых, эксперту предстоит ответить на вопрос, может ли географическое название восприниматься потребителем как указание на место нахождения изготовителя (место производства) товара.

Если название является фантазийным, то дальнейший анализ не проводится. Примеры фантазийности: «Северный полюс» в отношении мороженного, «Старый Арбат» в отношении вина, «Парк им. Горького» для одежды и т.п.

Если же географическое название не может быть воспринято потребителем как фантазийное, а, напротив, вызывает ложное ассоциативное представление относительно места нахождения изготовителя (места производства товара), оно признается вводящим в заблуждение.

Примером ложного ассоциативного представления в Рекомендациях Роспатента служит изображение Великой китайской стены и слово «фарфор», стилизованное под иероглифы (у потребителя возникает ложное представление о том, что товар произведен в Китае). Ложное ассоциативное представление также могут вызвать иностранные слова.

Источник: https://ipr.center/misleading_consumers

Реклама, вводящая в заблуждение

Отечественный рекламный закон признает ненадлежащей рекламой рекламу, которая является недобросовестной и недостоверной. Недобросовестной рекламой является реклама, которая фактически является актом недобросовестной конкуренции, а недостоверной рекламой является реклама, которая содержит в себе любые недостоверные сведения, относящиеся к объекту рекламы и/или рекламодателю.

Между тем, анализ рекламного закона позволяет сделать вывод о наличии еще одного вида ненадлежащей рекламы – рекламы, водящей потребителей в заблуждение.

К такой рекламе относится реклама, в которой отсутствует часть существенной информации (ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе), а также реклама с использованием иностранных слов (п. 1 ч. 5 ст. 5 Закона о рекламе). Прежде чем анализировать каждый из этих составов, необходимо определиться с понятием «заблуждение».

Под заблуждением следует понимать — неадекватное отражение действительности, формирование ложного представления, обусловленные в каждый данный момент ограниченностью общественно-исторической практики и знания, а также абсолютизацией наличных взглядов, приемов, подходов. С гносеологической точки зрения понятие заблуждение фиксирует состояние знания, качественно отличное как от истины, так и от лжи.

Соответственно, под рекламой, вводящей в заблуждение, следует понимать рекламу, которое создает у потребителя искаженное представление об объекте рекламы.

Рекламу, вводящую в заблуждение, следует отличать от недостоверной рекламы.

Так недостоверная реклама обязательно должна содержать в себе недостоверные сведения, в то время как реклама, вводящая в заблуждение, как правило, не содержит в себе недостоверной информации, она лишь умалчивает часть информации, которая не позволяет потребителю сформировать правильное представление об объекте рекламы.

Главным инструментом введения в заблуждение, как правило, является распространение неточной информации вследствие сокрытия части существенной информации. Вводящая в заблуждение реклама сообщает не «объективно неправильные (неверные) сведения», а субъективно неправильные, т.е. те, которые способны ввести в заблуждение.

Это означает, что при оценке рекламы на предмет введения в заблуждение учитывается субъективное восприятие сообщенных ею сведений. Определяющим в этом случае является не то, что имел в виду рекламодатель, и не то, насколько сообщенные сведения соответствуют истине, а лишь их восприятие потребителями.

При этом, важно понимать, что потребитель может находиться в состоянии заблуждения не только в результате действий рекламодателя, но и в следствие личных особенностей, например, вследствие не хватки необходимых знаний для правильного восприятия информации.

Ситуация, когда потребитель вводится в заблуждение рекламой в результате действий рекламодателя описана в ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе, согласно которой не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы.

Рекламный закон не раскрывает понятие «существенной информации», но анализ судебной практики приводит к следующим выводам:

— рекламный закон не требует указания всей существенной информации, но обязывает формировать у ее потребителя правильное (достоверное) представление о соответствующем товаре (работе, услуге)[1];

— существенной является не только информация, привлекательная для потребителя, но и информация, способная обмануть ожидания, сформированные у потребителей такой рекламой.

— реклама должна содержать не все сведения о конкретном рекламном продукте, а лишь его существенные составляющие, поименованные в законодательных актах, краткость содержания рекламы допустима, но при условии, что реклама не создает иллюзий о рекламируемом товаре (услуге) и порядке его приобретения (пользования) в целях привлечения интереса потребителей.

Таким образом, под «существенной информацией» следует понимать ту информацию, которую формирует и потребителя правильное представление об объекте рекламы. При этом потребитель при выборе товара посредством восприятия рекламы делает свой выбор, исходя из самой понятной и самой в его понимании необходимой информации.

Факт введения потребителя в заблуждение может быть установлен только тогда, когда потребитель, обратившись к рекламодателю не получит то на, что он рассчитывал, отзываясь на рекламное предложение.

Так компания-провайдер в рекламе услуг по безлимитному доступу в Интернет предлагала в срок до 31 декабря подключиться к сети Интернет на условиях оплаты в размере 167 рублей в месяц. Указанная абонентская плата была установлена приказами компании в рамках специальной акции (в специальном тарифном плане) в целях увеличения продаж услуг компании.

По условиям акции в период с 3 сентября по 31 декабря клиентам, подключающимся к Интернету, предоставлялась возможность заключения договоров по специальному тарифному плану с абонентской платой 167 рублей в месяц.

По истечении трех месяцев с момента подключения на специальный тарифный план абонент в случае, если он не перешел на один из действующих тарифных планов, автоматически переводится на тарифный план с минимальной стоимостью.

Согласно прейскуранту компании, услугу передачи данных в сети Интернет образует ряд тарифных планов с неограниченным объемом трафика и ежемесячными платежами от 297 до 1057 рублей в зависимости от скорости передачи данных.

Таким образом, плата за услуги безлимитного доступа в Интернет по истечении трех месяцев с момента подключения абонента на условиях специального тарифного плана увеличивается, и ее минимальный размер составляет 297 рублей.

В рекламе указывается размер абонентской платы — 167 рублей, однако не сообщается условие об ее изменении по истечении трех месяцев. Вместе с тем такая информация является частью существенной информации о стоимости услуги, и ее отсутствие искажает смысл рекламы и вводит потребителей в заблуждение относительно действительного размера затрат, которые понесет абонент.

Обязанность доказывать факт введения потребителя заблуждение еще один существенный признак отличающий, комментируемую рекламу от недостоверной рекламы, для признания которой ненадлежащей достаточно установить факт наличие в рекламе недостоверных сведений (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ № 58), при этом не обязательно исходить из восприятия распространяемых сведений всеми лицами, к которым обращена реклама, и, следовательно, выяснять его.

Вместе с тем восприятие одного конкретного потребителя также не всегда может быть положено в основу квалификации рекламы как вводящей в заблуждение. Достаточная значимость выборки должна дифференцироваться в зависимости от конкретной ситуации с учетом интересов участников рынка и нормального положения вещей.

При этом, антимонопольные органы в большинстве случаев исходят из того, что используемые в рекламной информации фразы трактуются рядовым потребителем рекламы буквально.

Потребитель, не имеет обязанности проведения анализа рекламы, проверки достоверности и достаточности заявленных в ней сведений. Данный подход поддерживается в том, числе судами, так ВАС РФ в п.28 Постановления ВАС РФ № 58 ВАС РФ указал, что оценка рекламы осуществляется с позиции обычного потребителя, не обладающего специальными знаниями.

То есть суды и антимонопольные органы при размещении рекламы защищают «доверчивого потребителя» (подробнее о стандартах потребителя речь пойдет ниже).

Необходимо отметить, что на сегодняшний день данная норма стала универсальной для антимонопольных органов, и практически каждое нарушение рекламного закона для дополнительной уверенности в сохранении в силе вынесенного квалифицируется как нарушение ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе.

Однако, не всегда такая квалификация, без исследования вопроса о введении потребителя в заблуждение может быть поддержана судом.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/reklama_vvodyaschaya_v_zabluzhdenie/58473

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть